Лиса и волк

Жил волцёк с лисицькой. У волцька была избушка хворостена, а у лисицьки ледена. Лето пришло, а у ей избушка и ростаела. Лисицька пошла к волцьку на подворье проситця. «Волцёк, пусти меня на подвбрьицо?» — «Нет, лиса, я тебя не пушшу, сам повалюсь да и хвост ростену». И другой раз пришла на друго утро, и на третье пришла. «Хошь на приступоцьку пусти». Волк смиловалса, ей и пустил. Спала на приступоцьке и на пецьку зашла, на пеци и розговаривала. Волк спрашиват: «Лисиця, у тебя што есь?» — «У меня, волк, нецего нет». — «А у меня ведро масла есть на подволоке». Лисиця в трубу ногами и заколотила. Волк спрашиват: «Лисиця, хто это колотится?» — «А это поповы снохи меня бабить зовут». — «Поди, лисиця, обабь». Лисиця пошла на подволоку. Пришла, волцёк и спрашиват: «Кого Бог дал?» — «Зацинышка, зацинышка». На друго утро лисица опять и заколотилась в трубу ногами. Волк спрашиват: «Лисиця, хто это колотится?» — «А это поповы снохи меня бабицьця зовут». — «Поди, лисиця, обабь». Лисиця пошла на подволоку. Пришла, волцёк и спрашиват: «Кого Бог дал?» — «Серёдоцьку, серёдоцьку». А в третий: «Последышка, последышка». На четверто утро волк стаёт и говорит: «Лисиця, разве нам сегодни блинов напекци? У меня ведро масла есть, поди-ко сходи на подволоку». Лисиця пошла на подволоку и ише дале упехала ведёрко. «Не могла натти». Волк пошел сам, ходил, ходил и нашел порозно ведро. «Лисиця, наверно, ты масло съела». Лисиця отпираицца: «Нет, я не съела». Затопили лень, поставили жопы к пеци: у кого масло побежит, тот и съел. Волк повалилса к пеци, пригрелся да и заспал. А у лисицы масло бежит, она взяла да свою-то крынку под его жопу пехнула. И забудила волка: «Волк, волк, погляди-ко, колько у тебя масла набежало, ты масло и съел». Волк и говорит: «Верно, лисиця, я сам и съел». Лисиця говорит: «Волк, прости меня грешную, я съела, ты хоть мою-то вину на себя принял. Я тебя за то хоть навагами свежими накормлю». — «А где ты возьмёшь?» — «Я наужу». Побежала по дороги, попал мужик, идёт с навагами. Лиса на воз забралась да по наважке с возу и роет. С возу соскочила, наваги собрала и к волку принесла. И наварили ухи, наелися. Волк и говорит: «Мне бы сходить поудить. Как ты удила?» — «А я в пролубь хвост спушу, наважка да две, наважка да две». Волк сам пошел удить, в пролубь хвост спустил. Мороз был, у его хвост и примёрз. Он и заревел. Поповы неньки пришли за водой его и поцяли бить. Волк рвался, рвался и хвост оторвал; на лисичку россердилса и выгонил с подворья.

 

 


...назад              далее...