«Золотая Бабка»

1. Давно-давно жил один старик со старухой, У них был один только сын, по имени Золотая Бабка (Алтын-сакА). У этого мальчика была золотая бабка-биток; он играл с ребятами в бабки и всегда выигрывал.

Однажды отец его пошел на озеро поить скотину; пригнал табун на воду, а скотина не пьет: хвостами и ногами болтает и бородами трясет, а не пьет. В воде кто-то хватал скотину за бороду и начинал тянуть за губу. Это была старуха Убыр [колдунья, ведьма].

Старик сказал ей: «Пусти мою скотину, не держи!» — «Отдай мне то, чтО у тебя одно только (ялгызымнЫ)!» — «Стадо баранов отдам, отпусти!» — говорил старик. «Нет, чтО одно только у тебя, то отдай!» Старик: «Ну, отдам!» — говорит. Тогда отпустила скотину.

Старик решил тогда перекочевать с семьей на другое место. Взял, на прежнем месте зарыл в золу золотую бабку сына и уехал.

2. Перекочевали они в другую землю. Сын и спрашивает отца: «Отец, где моя золотая бабка?» Отец ответил: «Спроси у материи». Спросил матери. Та сказала: «Она осталась в той земле, где мы прежде жили; в золу захоронили ее».

Сын спрашивает отца: «На какую лошадь садиться мне? [чтобы уехать за золотой бабкой]». Отец ответил: «Тряси арканом, тряси уздой». Сын трёс арканом, трес уздой, — один худой жеребенок взглянул на него. «Отец, отец, на какую лошадь мне садиться?» — Уй, е.. т… м…! говорил ведь я тебе: тряси арканом, тряси уздой!» Стал опять трясти арканом, потом уздой, — давешной плохой жеребенок опять взглянул на его. Тогда он оседлал этого жеребенка, сел на него, — и стала хорошая лошадь. Сел и поехал.

Приехал, видит: какая-то старуха сидит и играет с его золотой бабкой. «Бабушка, дай мне золотую бабку!» — «Нет, дитятко, у меня спина болит; слезай, бери сам!» В это время лошадь у мальчика повернулась на коленках, взяла у Убыра золотую бабку и убежала.

3. Тогда старуха Убыр плюнула — стал пест, харкнула — стала ступа; села на пест верхом и погоняет ступой, гонит следом за Золотой Бабкой. Золотая Бабка сидел на малой буланой лошади, а Убыр — на большой буланой. Едут. Лошадь у Убыра пристала и запела:

 

«Буланый братец, подожди!

Ноги у меня пристали!»

 

Та отвечает:

 

«Буланый братец, не буду ждать,

Пусть пристают твои ноги!»

 

Убыр слушала, слушала да и говорит: «Что это такое?» Взяла да и съела свою лошадь.

Потом и молодой буланко остановился и сказал Золотой Бабке: «Теперь я не могу больше идти. Ты садись вот на это дерево!» Сказал и нырнул в воду.

4. Старуха Убыр пришла, плюнула — сделался брусок (точило), харкнула — сделался топор. Рубит то дерево, на котором сидит Золотая Бабка, и поет. Половину срубила. Пришла лисица и говорит: «Эй, бабушка, брось рубить! давай я дорублю!» Убыр: «Нет, нет! я сама дорублю!». Лисица опять: «Эй, бабушка, брось! давай я дорублю!» Отдала, сама легла спать. Убыр старуха спит, а лисица топор и брусок бросила в воду, нас.... на рубленное место, и дерево вновь стало цельным.

Старуха Убыр встала: «Что это видят мои глаза?!» Потом плюнула — стало точило, харкнула — стал топор; начала рубить. Половину срубила, прибежала другая лисица: «Эй, бабушка! брось, я дорублю!» Убыр: «Нет! сейчас была одна [лисица], обманула меня и убежала». — «Нет, я не обману! Та какая была, бабушка? красная? я не обману!» Тогда старуха отдала топор, сама легла спать. Лиса топор и точило бросила в воду, нас.... на рубленное место, и дерево стало целым.

Старуха встала: «Что это видят мои глаза?» Потом плюнула — стало точило, харкнула — сделался топор; начала рубить. Половину срубила; прибежала еще лисица: «Бабушка, давай я буду рубить!» — «Нет, два раза обманули меня и убежали», — сказала старуха. «Какия же оне были, бабушка?» Убыр: «Одна красная, а другая черная». — «А я видишь, другой масти. Та была вся черная — и сверху черная, и снизу черная — зло она думает; а я вся светленькая, не думаю зла».— «Ну, нет, так руби!» — сказала старуха и легла спать. Лисица топор и точило бросила в воду, нас рубленное место нас...., и оно стало целым.

Убыр встала: «Что это видят мои глаза?» Потом плюнула — стало точило, харкнула — стал топор, и начала рубить.

5. На вершину этого дерева к мальчику прилетела ворона и говооит: «АккулАк и СаккулАк [собаки] поклон тебе прислали». Парень в ответ: «Ты скажи моим собакам, чтобы оне пришли ко мне». Ворона на то: «Нет, пусть тебя убьет Убыр: мне достанется тогда хоть одна ложка крови».

Потом прилетел к мальчику воробей: «Аккулак и Саккулак поклон тебе прислали». — «Скажи им: пусть оне придут ко мне». Воробей: «Если увижу, скажу». А старуха Убыр налила Аккулаку и Саккулаку в уши свинца. Воробей этот свинец выклевал. "Ч

Пыль поднялась по дороге. Старуха Убыр увидела ее и спрашивает Золотую Бабку: «Парень, парень, что это за пыль на дороге?» - «Это, бабушка, тебе радость, а мне горе!» [А на самом деле] это собаки бегут во всю прыть. Старуха опять спрашивает: «Парень, парень, что это за пыль на дороге?» — «Тебе радость, а мне горе».

Аккулак и Саккулак прибежали. Старуха Убыр бросила топор в воду и сама в воду нырнула.

б. Аккулак и Саккулак сказали мальчику: «Если мы убьём Убыра, черная кровь пойдет; если Убыр убьет нас, бурая кровь пойдет». Сказали и нырнули в воду. Через несколько времени бурая кровь пошла мальчик заплакал. Потом, через некоторое время, черная кровь пошла; мальчик засмеялся.

Потом Аккулак и Саккулак вышли из воды; Убыра убили. Бурая кровь пошла сначала потому, что Убыр оторвала собаке ухо.

Вслед за собаками вышла из воды и лошадь, на которой ехал мальчик вперёд. Золотая Бабка сел на нее и поехал. Приехал домой и сделал майдан на девять дней; лошадь свою пустил бегунцом. Стал жить еще богаче.

 

 

 


...назад              далее...