Сказки А.Д. Ломтева

Антип Демьянович Ломтев — уроженец с. Куяшей Екатеринбургского уезда Пермской губернии; живет давно в дер. Кожакуле Куяшской волости, на родине своей матери. Отец его рано умер в солдатах. Теперь Ломтеву 65 лет; это бодрый и крепкий старик, продолжающий заниматься своими промыслами: зимою бьет шерсть и валяет обувь, а летом плотничает. Живет бедно.

А. Д. Ломтев не учился в школе, не был в солдатах и остался до старости совершенно неграмотным. Сказки выслушал, ходя в разных местах Екатеринбургского и соседних уездов в качестве «пимоката» (валяльщика шерстяной обуви); многие сказки выслушаны им от «дальних рассейских» (то есть от лиц из внутренних губерний Европейской России).

Сказки А.Д. Ломтева почти все о богатырях; другого рода сказок он, в сущности, не признает. Рассказанную им легенду (№ 15) он называет не сказкой, а «побывАльшинкой» (то есть былью). Вообще на сказки он смотрит как на нечто очень серьезное и важное. Слышанные им сказки он передает, что касается основной фабулы и отдельных эпизодов, с большою точностью; но бытовые подробности на фоне готовых эпизодов он рисует от себя, черпая из своего жизненного опыта, почему и его сказки носят отчасти местную окраску (ср., например, картину крестин в легенде под .№ 15).

Ломтев хороший рассказчик, обладающий даром слова. Ему не удаются только начала и концы сказок; пока он не разошелся, ни одна сказка у него не клеится; концы также все бледны. Он любит рассказывать сказки, и в долгие зимние вечера рассказывает их своим домашним и соседям.

Память у А.Д. Ломтева замечательная, и он ею справедливо гордится. Я записал от него 30 длиннейших сказок (10 дней постоянной работы с моей стороны). Кроме печатаемых ниже, мною записаны от Ломтева три сказки не полностью: 1) «Конёк-меренок», 2) «Иван-царевич и серый волк», 3) «Иван-дурак, сын царя Ирода». Эти три сказки Ломтева показались мне слишком близкими вариантами к имеющимся в печати (первая — к «Коньку-горбунку» Ершова). Кроме того, Ломтев рассказал мне с большими подробностями бытового характера известный анекдот о том, «как мужик гусей делил».

Память Ломтева, при всем ее богатстве, односторонняя; он, например, не помнит, в какой губернии родился его зять, муж его единственной дочери; «много што-то городов-то наговорил, где он ехал» (зять его — переселенец из Европейской России). Память на имена у него слаба, и отчасти, быть может, этим обстоятельством объясняется отсутствие и однообразие имен в его сказках. (Впрочем, фантастически сказки и по самой сущности своей должны быть безыменны). «ВанЮшка» — любимое имя его героев и «Марфа»—героинь.

Родной говор А.Д. Ломтева чистый «владимирский» — с сохранением предударного я (запрягАть и т. п.), переходом предударного е в ё (лёжАла и т. п.) и с сохранением послеударного е без перехода его в ё (исключая сочетаний с шипящими: -жо, -шо). Так говорит Ломтев в обыкновенной разговорной речи. Но в сказках он свое произношение сильно разнообразит, по-видимому, прежде всего из убеждения, что в сказках все должно быть особенным, не по будничному деревенскому. Но, конечно, память о том, как звучало каждое данное слово сказки в ее источнике (то есть разнообразный говор тех лиц, от кого Ломтев выслушал сказки), а также и желание не ударить лицом в грязь перед слушателями — тоже имели свое действие. Хотя область странствований Ломтева не велика, но на Урале весьма много пришлого люда, и всюду можно встретить уроженцев очень различных губерний. Да и зять Ломтева, живущий в одном с ним доме, родом из Вологодской губернии.

Чтобы облегчить читателям понимание рассказанных Ломтевым сказок, отметим некоторые особенности его стиля и произношения. Ломтев не признает того, что называется в грамматике «прямою речью», предпосылая буквально приводимым словам своих героев союз что (нередко произносимый им по-книжному «чьто» вм. «што»). Вместо «тогда» он чаще употребляет слова: то (у нас набрано курсивом в отличие о местоимения то) и тожнО . Местоименную форму имЯ (дат. пад. мн. ч., вм. им) мы также набрали курсивом, чтобы читатели не смешали с словом Имя . Оне вм. они, эте вм. эти, в этем и т. п. Стяженные формы глаголов: хватАшь, бывАт вм. хватаешь, бывает. Вместо дат. пад. мн. ч. существительных Ломтев очень часто употребляет творит, падеж: «идет к поварАми» и т. п. (по-видимому, тут он переусердствовал, избегая обычных на Урале выражений вроде «щи с кускАм», считающихся признаком деревенской «серости»). Пропуск начальной согласной, когда за ней следует вторая согласная: де вм. где, нАчит вм. значит, сё вм. всё (в «тупАй» вм. «ступай» и «мотрИ» вм. «смотри» имеются простые глаголы без приставок). Двойное твердое шш вм. щ, не вполне последовательно. В лексике весьма много редких архаизмов; например слово дворЕц , употребляется в древнем смысле «двора» при царском доме («палатах»).

 

 

 


...назад              далее...