Ленивая баба

Убиралса мужик в город ехать. Жина приказывае:

— Мужик, купи мне рубашонку!

— Ну дак што ж, куплю.

Поехал он в город и забыл купить ей рубаху. Ходить баба с гусем — он купил гуська и на торговлю — рыбы.

Еде по дороге — притворилась лиса дохлая. Бяреть он лису за ноги и говорить:

— Эта жене пригодицца на шивороток!

Лиса на санках лижить — на мужика поглядываеть, а рыбку ту пометываить. Кода выкинула она всю рыбку, и тихо с саней сдвигнулась, так што так мужик не слыхал. И лисису эту не видал.

Приежжаеть он домой. Сустреваить ево жина — первым долгам спрашиваить про рубаху:

— Мужичок, купил рубаху?

— Эх купил, жина, да гуськя!

Она ни расслыхала, што он купил гуськя — показалось ей, што рубаха узка, а как раз в эта время изба топилась. Надоела ей худая рубаха — схватила с плеч да в печь!

— Ну давай, старик, я надену.

— Жина, да купил я гуськя!

— Я ни разобрала, я думала, што узка.

— Ну, одевай, старуха, верно, сушпан (Шушпан). Ну, поди погляди: там тебе есть гостиняц.

Та с радостью побяжала посмотреть. Пошарила в санях — ничаво.

— Полно, тебе, мужик, притворяцца-та! Пора бросать надо мной смеяцца.

— Да нет, жана, на самом деле там ляжить лиса на шивороток и гусь на жаренье.

— Да што ты врешь, я шарила — ничяво нет!

— Да на самом деле, — сам пошел. — Эх, жана, так ведь и воз рыбы была! Да, диво: куды подавалась? Бяз крыльев, а разляталась.

— Да што ж ты думал? Ты думал, пыль шла — эта рыба лятела?

А ее быстра лиса подглядела, по дорожке ее собрала, стала под кустик — пожрала.

Иде не был волк серай:

— Здраствуешь, кума, я пришел к тебе в гости глодать рыбьи кости.

— Вот, куманек, да мало осталось: угостить нечем! Дала одну рыбку. Съел ею до [о]статка — показалась рыбка сладка.

— Как бы, кума, ишшо раздобыть?

— Да подем на гать ловить! Ну, бирюк говорить:

— Ну, подём.

Пришли к мужику в половень, взяли лукошку. Лукошко-то взяли, на хвост привязали. Лукошка распустилась, а в пролубку опустилася. Тут лиса говорить:

— Садись, куманек, плотней. Она бегае вокруг пролуби:

— Ловись, ловись, рыба, большая и малая! А сама бяжить, да:

— Мерзни, мерзни, волчий хвост! А бирюк:

— Кума, што говоришь?

— Да «ловись, ловись, рыба, большая и малая!» Он присяде, а она:

— Мерзни, мерзни, волчий хвост! Вдруг идуть бабы с хлудом и с изварой за водою. Одна увидала — и бояцца. Хлуд толстай, большой — другая говорить:

— Бяжать за палкой, за другой.

— У нас [и] так хлуд большой. Мы и хлудом ево убьем, а домой ни пойдём.

Ну били волка, пока хвост оторвалси. Лиса вскочила в избу, у хлебушка давай голову мазать. Выскочила она оттэда:

— Эх, куманечик, как мене убили, али (Даже) мозг потёк!

— А мене, кума, били, пока хвост оторвали.

— Ну, давай конацца, кому ково нес[т]ь достанецца. Поконались — досталась лису несь бирюку. Села лиса вярхом и поехала на нем. Еде она и приговаривае:

— Битой небитого везеть. Он оглядываецца:

— Што ты, кума, говоришь?

— Я, кум, говорю: битый битова везеть! Она распивае опять:

— Битый небитога везеть!

Потом подслухал, што она ево дражнить, как тряхнеть ее! Ухватил за спинку и сдернул с ней кожуринку. Съел ее до остатка — показалось она ему сладка.

 

 


...назад              далее...

Подробная информация выкуп авто у нас.