«Пётра-королевич»

1. Было у короля три сына. Старшево сына зовут Василей, серЕдней был Ефим, а млАдшей был ПЁтра-королЕвич. Сошлись оне в комнату. Пётра-королевич и говорит, што ему уж времё женицца, а отец и большакА не женит! И сказал Пётра-королевич: «Пойдёмте к родителю просицца — по чужим держАвам ехать». Приходят все враз, перед ро­дителем па колени стали. «ШтО вы, мои дети, или што передо мной нагрубили — передо мной на колЕни стали?» — «Вот што, родитель! не мне женицца, так к примеру, наперёд, а также уж нужно Василья-ко-ролевича вперёд женить! Пусти нас, родитель, по всем державам невест посмотреть!» Сказал король: «Ненаглядные вы мои дети! не есть я нас по чужой державе, я по своей державе вас всех враз не пушшу! я должОн жизни лишицца!»

Королева выходит, смотрит, што оне на колЕнях перед родителем стоят. Король сказал сноёй жене, што просяцца дети по чужой державе ехать, невест смотреть. Королева также рыхнУлась, уливАлась слезАми: «Не пУстим!» Король [сказал]: «Мать, тоже руской царь таких же детей берет от отцов-матерей! Поочерёдно пУстим мы их по чужой державе! То и сделаю я: жЕребей на которова вЫпадет, тово и пушшу. А имЯ всем время женицца!»

2. ЖЕребей кИнули, выпал жЕребей на Петра-королевича, на малова сына. БольшОй брат с середним остаЁцца. Мать заплакала: «Неужели жо ты долго проездишь, ПетрО-королевич? тожнО я с тоски должна пропАсь!» (померЕть). — «Я долго, родИтельница, не буду быть! скоро вернусь». Король ему выдал своЁва коня любИмца. «Этот конь тебя в обиду не дас, он тебя везде можот выручить!» Потом он заходит в конЮшню, выбирает коня, надевает пОтнички, уздЕчку и богатырское седло и подводит к порАтному крыльцу. ПрошшАлся он с родителем и с брАтьями. Только успел сЯсти на коня, распростИлся, — только и видели оне евО (конь больно шУстрой).

3. Приезжает он в разное королевство, пустил коня, а сам сял на лужОк; повесил гОлову: «ШтО я буду королю говорить?» Конь к ему подскочил и говорит: «Пётра-королевич, поди вЫхвастаися к королю, што я кОнюх, могу конной завод развестИ». Приходит Пётра-королевич во дворец к королю, выхвАстываецца, што «я конюх, могу конной завод розвестИ!» У короля кони вЫвалились, ему конюха нужно. ДолОжили оролю; король велЕл в полаты ему зайти. Обошолся он с королём ак трЕбно быть. Король по речьмИ ево принЯл ево к себе в конюхи. Дал ему несколько тысяч денег; поехал он в прочие державы, накупил ему кобыл и жеребцов. ПригонЯет табун лошадей; очень королю кони понрАвились. Заводил он ево в свои полАты, потчивал-уважАл чаем.

4. После етова оне вышли с им в сад в разгулку. ЗакручИнился король. Тогда ему Пётра-королевич сказал: «Што ты, господин король? вижу, ты в глубокой думе! скажи мне, я твоЁму горю помогу». — «Давно у меня родительница и сестра добивАцца, об чём я думаю; я имЯ не сказАл, а тебе скажу. Был я однажды у руськова государя; у нево есь единственная дочь; у нево видал на стене патрет с её снят, а самоё её не видал. И вот бы мне охота её живую посмотреть, как она есь, не потрЕтом!» Пётра-королевич сказал: «Ето ведь пустЯк ядя меня стоит! я могу скорым времём её укрась и тебе привести в невесты!... Да, только ты мне, господин король, дозволь мне своЁва коня в твои конюшни привестИ; тогда я тебе скажу, когдЫ поеду за невестой». Король приказал: «Которая тебе конюшня заглЯнецца, в туЁ и станови; давай корму, какова тебе угодно!»

5. Тогда он дошол в заповеднЫе лугА; только свиснул, живо конь прибежал. Поймал коня, поставил в конюшню, зАдал овса и сена, коня стал сам гладить, а сам повесил голову. Конь сказал: «АлИ чем ты, Пётра-королевич, похвАстался?» — «Похвастался я шуткой немалой, у царя дочь укрАсть королЮ в невесты». — «Для нас ето плЁвое дело! Поутру раньше ставай, беги ко мне, поедем мы с тобой воровать!» Приходит он к королю, объяснил: «Завтра поУтру я отправлюсь за невестой, ты утром выходи со мной простИцца». Утром на рассвете конь ево заржАл и в конюсни зашумел. Проснулся кОнюх, бежал скорЕ к конЮ; прибегает к конЮ, очень скоро собирался, подъежжал к порАтнему крыльцу; сказал дежурному, «штобы скорЕе король выходил со мной простицца».

Только успел дежурный заходить, король проснулся, собирался с им простицца. Выходил король. «ЗдрАвствуешь, господин кОнюх! што тебе нужно?» — «Прошшай! хотя я и похвастался, а неизвестно, вернусь ли, нет ли?» (хто евО знат-то, што вЫйдет ишо там?). Пустил коня, только он и видел. УжастИлся король, што конь бОльно прЫтко бежит. «Если он приедет, я коня поторгую у ево!»

6. Приезжает к царю, пустил коня на лугА, сам сял на лужок, повесил голову. Конь подбежал, учит ево: «Поди к царю, назовись садовником, сад устроить». Пётра-королевич приходит к царю во дворец, назвАлся садовником. Царю долОжили, што такой-то садовник. «Не же­лаешь ли своей дочери сад устроить?» Царь приказал призвать ево в свои полаты. Приходит в ево палАты. «Если дозволишь мне сад устро­ить, я устрою скорыем врЕмём тебе. Не нужно мне твой народ, только место мне покажи, я тебе сад устрою один!» Приказал царь ему зА городом место показать, сад устраивать.

То он устроил в чЕтверо сутки, приходит к царю. «Ваше царское величество! получите сад! посмотреть можно твоей дочери; знаю, што поглЯнецца!» Сказал царь, што «если она в сад прибудет, так тебя штобы в саду нЕ было!» — «Если, ваше царское величество, меня не будет, цветы посохнут, Яблони посохнут; тогда не понравится ей сад а я буду, так всё хорошо будет!» Тогда царь приказал и ему быть тут и встретить ее. Он в сад приходит, дожидАецца ее.

7. Она приезжает в сад со служАнками; доводит он её до такова древа: «Вот, царская княгиня, с этова древа вы могИте ягоды съесь больно ягоды хорошие». Приказала она служанками еьись по Ягодке нАперво. Оне съели по ягодке и повалились спать. Тогда царская кня­гиня: «Это што такое?» — «Это не на долгое время; ягода хорошая на сон позывАет... А ты иди, у меня есь у передних ворот древо очень забАвное, смотреть на нево любопытно» (покамесь оне спят). Потом конь прибегает в сад, сказал: «Петра-королевич, не робей, сади её и сам садись!» Оне только и видели, мигом увёз царскую дочь к королю.

Царь явился в сад, нашол соннЫх служанок, начал их пинАть, несчАдно ногАми своими. А дочери нету! Стали от сну служАнки. Он имЯ говорит: «Где жо дочь? не с вами!» Служанки на ответ сказали, што «мы и сами не знаем». — «Это не садовник приезжал, а непре­менно хИтник, дочь мою увёз неизвестно кудЫ!» ПосылАл по всем дорОгам на розыски, дочь искать. Тогда везде искали, не могли царскую дочь найти.

8. Привозит Петра-королевич царскую дочь к королю. Вышол стретить король, поцеловал кОнюха: «Скажи мне, господин кОнюх, штО ты с меня возьмёшь за ето — привёз ты мне её в невесты?» — «Не нужно мне с тебя ничЁ, только нужно твоЁ серцо успокоить (што ты бы жил в егтокое)». Король говорил: «Царская княгИня, подай ты мне белую руку, назовись невестой!» Царская княгиня ответила: «Когда же ты меня привёз домой, теперь съезди к моему отцу: есь у отца большой сундук за тяжОлыми замкАми, [в нем] подвенешное платье; привези ево, тоhда я подам тебе белую руку, назовусь невестой!»

Задумался король, посылАл за кОнюхом. Конюх приходит. «Не за­дачу тебе задаю, только выскАзываю: не подаЕт мне невеста белую руку, а посылАет к своёму родителю за плАтьем; плАтье у ей в большОм сундуке за тяжолыми замкАми». Конюх сказал, што «мы украдем скорее и тово, што и самоё привезли!» Он пошОл в конюшню, зАдал коню овса и сена, сам повесил голову. Конь ево говорит: «Чем ты похвас­тался ишшо?» — «Похвастался я украсть подвенешное платье в большИм сундуке за тяжолыми замками». Конь ему тоже сказал, што «мы укра­дем скорее тово; утром рано беги ко мне скорее!» Ладно, хорошо.

Как до утра доживают, конь ево заржал; он проснУлся от сна и к коню скорее бежАл. «Долго, долго, Петра-королевич, спишь! надо ехать поскорее!» Живо Петра-королевич собирался, садился на коня И ехал. Подъежжал к паратнему крыльцу, скричел дежурному: «Как можно поскорее штобы король вЫшол со мной простицца!» Королю только доложил дежурной, король живо собрался, вышол на поратно крыльцо с им простицца. «Прошшай, господин король! хотЯ я и похвастался, а неизвестно, вернусь ли, нет ли я?» Распростился; отправился к царю.

9. Приезжает в царские луга, коня пушшает, сам еял на лужок, повесил головушку. Конь к ему подбегает: «Не печалься, Пётра-королевич, пойди ты на рынок, купи себе накладнУю бороду, штобы ты сделался старикОм». Сходил на рынок, купил себе окладную бороду; тожно он пошол в царские полаты, к царю во дворец. Приходит во дворец; солдаты стоят, советуют, всё об дочери тужат. Старик к имЯ приходит. Старик с имЯ поздоровался: «Здраствуйте, господа служашшие (салдатики)!» — сказал. «Што, дедко, куды пошол?» — «Я пошол к руському царю: я слыхал, будто бы царь больно добродетельной, старых людей доиаиват-докармливат; не допоит ли он меня, не докормит ли?» Салдаты на то ему сказали: «Не до тово ему! у царя большое горе, у царя дочь потерялась, и он тужит об своей дОчере».

«Пущай царь не тужит! если он меня на совет позовЁт, то мы живо и дочь найдём!» Тогда бежали солдаты, не один, а трОё враз, с докладом к царю (обрадовались). Солдаты приходят к полату: «Ваше царское величество, дозволь с Вами речь говорить об твоей дочери». Царь от их отворотился. «Советуйте, што знайте, я слушать буду!» Один сказал: «Приходит к нам старик во дворец, [просит] пропоить и прокормить; а мы сказали, што нашему царю не до тово, што такое горе. „Што если меня царь позовёт на совет, — говорит, — так я ево помогу горю и дочь разыскать!"». Соскочил царь, приказал скорее ста­рика вести в полАты. Ево подхватили под руки, ведут в полАты. Царь про нево сам и стУло поддёрнул: «Садись, садись, старик!»

10. Старик говорит: «Ваше царское величество, покажи сначала, которое ты платье приготОвил про свою дочь! тогда я тебя буду учить дочь твою искать». Царь вЫнял из своёва кармАну золотой ключ, Отпер большой сундУк, ташшыт плАтье ему. Сказал: «Вот, дедушко, ето платье приготовлено подвенешное, ешо на плечАх у ей не бывало». Старик сказал: «Положь его платье на место и иди как можно скорее ко мне на совет!» Царь полОжил скоро платье, сундУк не зАпер, прибежал к старику, еял в стуло. (Он тебя сейчас оботкёт ! ) . «Вот што, каше царское величесво, прикажи сией минУтой растворить двореи, — забежит к вам во дворец конь; и вот этот конь — если он слоеЯсно вам не скажет добровОльно, подожгИте у нево копыта: тогда он нЕхотя да скАжет! А покроме тебя никому не дастся; сам, ваше царское величесво, ловИ етова коня!» Конь сеЮ минутой забежАл во дворец; старик поскорЕ посылает царя коня ловить.

Только царь ушол из полАт, снимАет конюх с себя окладную бо-роду, хватат скорее подвенешно платье и торопицца изо двора убрАцца. Тогда конь повертелся; царь приказал запереть ворОты; не могли успеть запереть, конь вЫбежал. Царь воротился в полаты и кричел долго старика, докричецца не можот. Царь посылает старика розЫскивать, куды ушол? найти ево уж не могут. Он вышол зА город, еял на своЁва коня, — только [его] и видел!

11. Привозит х королю платье. Король ево стретил с великой радосыо (с платьем). Король сказал: «Господин конюх, што ты с меня возьмёшь? скажи; то я и заплачУ за ето!» — «НиштО с тебя не надо, только твое серцо успокОить мне охота!» ПлАтье приносит царской княгине и говорит: «Подай ты мне белую руку, назовись невестой! я Тебе предоставил плАтье!» А царская дочь не подает ему руку. «Ты мне предоставь от родителя золотую карету подвенЕшную! коhда ты её привезешь, тогда я согласна под венец, назовусь твоей женой!» Король приказал призвать конюха к себе на совет. Приходит конюх. «Што ты меня, господин король, требуешь?» — «Не я тебе службы наклАды­ваю, а только с тобой советую! Царская дочь не подаЁт мне белую руку, не называцца невестой, велит от родителя золотую карету пред­стАвить ешшо!» — «Это мы украдем скорее и платья!» — сказал конюх. Тогда король ево поцеловал за ето опять.

Король сказал: «Господин конюх, не продашь ли мне своЁва коня?» Конюх сразу ему отказал: «Сколько ли ты, король, богАтой, сколько ли дом твой стОит и сколь у тебя денег, — ничево не надо! и нельзя ево продать, ето у меня родительско благословлЕнье; и не торгУй ты ево у меня никогда!»

12. Приходит к конЮ, задает сена и овса, сам повесил голову. «Што ты, Петра-королевич, задумался? алИ чем похвастался?» — «По­хвастался шУткой не малой — укрАсь у царя золотую карету». — «По­утрУ как можно поскорее ставай, то мы укрАдем скорее и платья!» Ладно, хорошо. Приходит к королю. «ПоутрУ рано, как я гАркну, ты поскорее приходи ко мне простица!» (А уже об им рОзыски, ево розЫскивают, Петра-королевича: долго он проклаждаетца). Поутру рано стает, коня поймал, сЯл на коня, подъежжат к паратнему крыльцу; скричел дежурному, штобы выходил король поскорее простицца. «Про-шшай, ваше королевское величество! хотя и похвастался, а неизвестно, может быть, я и головушку положу тут?» (А с сестрой со своей [король] разговариват: «Кабы, — говорит, — [конюх этот] из богатова звания, так я бы пошла за ево!» А ему охота сестру эту взять).

13. РоспростИлся, отпрАвился к царю; приезжает; пускал своёва коня в луга, сам еял на лужок. И вдрук ево брат едет. Василей-королевич, трАхтом. Живо Петра-королевич надевал на себя окладнУю бороду, вы­ходил на дорогу. Василей-королевич здоровался со стариком: «Мир до­рОгой, старичёк!» — сказал он. Пётра-королевич сказал: «Здраствуёшь, Василей-королевич!» Василей-королевич: «Почему ты меня знаешь как звать?» — «Потому я знаю: я всех вас троих знаю, как тебя, так и меньшОва брата, так и родителя знаю, и родительницу. Скажи мне подробно, куда ты поехал, Василей-королевич?» — «Я поехал своёва меньшОва брата разыскивать. Все королЕвства объехал, только в руськом государстве (у царя у руськова) только нЕ был».

Сказал Пётра-королевич: «У руськова царя нету Петра-королевича. Он служит службу последнюю, скОрым врЕмём прибудет к вам назадь! Воротись домой! Последняя ему служба». — «Скажи же ты мне, старичёк, где он проживаетца?» — «Нельзя сказать. Воротись! Я што ска­зал, верно будет. А здесь ево нету!» Тогда Василей-королевич воротился назад.

14. Когда [Василей-королевич] из виду уехал, конь к ему подбежАл; конь ему сказал: «ПодИ жо ты на рынок, купи себе салдАцкую шинЕль и мундЕр и срядись как есь салдАт!» Сходил на рынок, купил себе салдацкую шинель и мундЕр, приходит к царю во дворец. Толпится толпа салдат тут. «Об чем вы, братцы, советуйте?» — сказал пришЕдший солдат. «Мы тужим об царской дочери: где найти ее?» — «А я, брат­цы, служил в таком-то городе; пошОл по Отставке домой; подбегАет ко мне конь и говорит словЯсно: „Если царь отворит дворец, выкатят золотую карету и запрегут меня, тогда я имЯ одночАсно привезУ царскую дочь!"».

Оне советуют: «Если нам царю, робята, долОжить, царь нам не дозвОлит. Давайте сами вЫкатим! То мы привезЁм дочь; наградит он нас тогда всех деньгАми!» Выкатили карету, растворили дворец. Конь забежал во дворЕц. Взяли золотую уздЕчку и хомУтик, поймали коня, нАчали запрягАть. Только запрегдИ коня, уговаривались, кому ехать; как есь запреглИ, конь как вдруг взлетел, только ево и видели: не успели и посмотреть, кудЫ он убежал (не успЕли за вороты выбежать). One гонЯли по всем дорОгам и спрашивали, што «не пробегАл ли конь с золотой каретой?» Негде не могли ево дойти. А царю долОжили, што «конюхА запреглИ золотую карету, — убежал конь с золотой каретой неизвестно куды».

15. СгорюхнУлся царь пушше тово; приказал карету запрекчи самому выехать, — разгулЯлся с горя. Заехал он на такую гору, здумал, што здесь умолЕнной монах живёт; здумал царь ево искать, етова монаха. МанАх выходил из кельи. Царь к ему подходил, к етому манАху; подходил к ему и поздоровался. Манах сказал ему: «Што тебе нужно, царь?» Царь: «Я хочу тебя, святой угодник, спросить об своей дочери: не знаешь ли, где она увезЁна?» Монах ему сказал: «Ето всё у тебя один мошенничат, из такова-то вот королевства, ПетрО-королевич. Поежжай в ето королЕвство, спрашивай у ево: он тебе скажет». Царь поблагодарил монаха, приезжал домой, отправлялся свою дочь на ро­зыски.

16. У короля были посланники (гонцЫ): «Если конюх везёт золотую карету, гоните наперёд ево ко мне: я сам встрЕчу!» Завидели гонцы, што он едет на золотой карете, катили на своих лошадях што есь силы, — он их всех наперёд обогнал, наперёд представился их ко двору. Король выходил ево встретить, в устА ево целовал и говорит: «Скажи, што ты с меня возьмёшь, то я и заплачу!» Сказал конюх: «Ништо мне с тебя не надо! только то, што сердце я твое успокоил, больше ничево!.. Поди сходи, король; если подаст она тебе белую руку, назовёцца твоЁю женой, тогда иди скорее ко мне!» Приходил король, сказал: «ПодалА она мне белую руку, назвалась моёй невестой, желает сечАс и под венец идти». — «Ну, теперь, господин король, прошшай! Я домой съежжу».

Король ево не пушшАет. «Я подал знать по всем державам, и руському царю. А когда свадьба отойдёт, тогда я тебя и домой отпушщу. А без тебя чево штобы не было?» Сказал Петра-королевич ему: «Послушай, боhатой король, покулъча ты письма развозишь, я тем времём к родителю съежжу не на долго времё и вернусь к тебе на свадьбу (когда приедут к тебе гости из других государствов)». Король дал ему с своей руки золотой перстень именной. «Если ты прибудешь (думат, што разным каким лицом), так я тебя по етому перстню узнАю».

17. РаспростИлся с королём, отправился домой. ПустИл своёва коня, догонял руськова государя около своЁва городу. НадевАл на себя ок­ладную бороду, догнАл царя. Подогнал и говорит: «ЗдрАствуёшь, руськой царь!» Царь с им поздоровался: «Здраствуёшь, старичёк!» — «Куды же ты, ваше царское величество, поехал?» — «Я поехал вот в ето королевство, спросить у Петра-королевича об своей дОчери: он у меня украл, неизвестно куды увез». — «Экой он удалец!.. Поедем мы с тобой вместе: мои родители в этем же городе живут». Заехали оне в город подъежжают к дому, сказал Петра-королевич: «Здесь вот живёт, а мои родители подальше живут».

Царь заехал к королю во дворец; прИняли царя в полАты (по-руськи: в дом). Петра-королевич приехал попОсле, пустИл скоро коня в конЮшни, заходил в етот же дом свой; садился в разную комнату и слушал, што царь будет с королём говорить. Король говорит: «Руськой царь, зачем больше приехал ко мне?» — «Я приехал об своей дочери у твоЁва сына спросить, у ПетрА-королевича». — «А мы сына сами не знаем! по всем городам искали, сами не могли ево найти!» Тожно старик этот посылал лакея: «Поди сходи, не примут ли старика к себе на совет?» Посланник приходит, говорит королю: «У нас при­ходит чужестрАнной старик (оне и сами-то не могут признать ево: он в оыадной бороде), просицца к вам на совет». Король говорит: «КолдЫ я руськова царя провожу, тожно старика на совет позову!»

18. Живо снимАл с себя окладнУю бороду, надевал на себя хорошое платье и явлЯлся к отцу в кОмнату. УвИдели своЁва Петра-королевича, все обрАдовались. Царь сказал: «А я колдЫ дождусь? Скажи ты мне, ПетрО-королевич (об своей дОчере)». — «Ваше царское величесво, жди с часУ на час: пригОнит гонец, подаст письмо, — поедем мы на свадьбу к королЮ! Твоя дочь у короля!» Гонец приехал, письмо подаёт, зовёт короля на свадьбу. Тогда царь просит как можно поскорее ехать. Живо лошадей запрегали в кареты и отправились к королю на свадьбу. Детей своих всех троИх посадИл корОль.

19. Приезжают. Всех король их прИнял. Царь говорит: «Скоро ли, господин король, мне дочь покажешь?» — «Покулъ у меня кОнюх не приедет, я и дочь не покажу!» Петра-королевич усмехнулся, стал: «Здраствуёшь, господин хозяин король!» — говорит. Тот взглянул на ево руки: золотой пЕрстень на руке у евО. «Неужели же ты, Петра-королевич, столько время служил, ты сАмой, мне даром?» — «Да, гос­подин король, я!» — «Когда же ты мне невесту привёз, не желаешь ли ты у меня сестру взять в замужество?» (А он из-за тово и бился). Сказал Петра-королевич: «Я из-за тово старался, штобы ты отдАл за меня сестру!»

20. Король приходил к своей сестре в комнату, сказал сестре: «Соберись в хорОшое свЕтное платье, я запросватал тебя за Петра-королевича, который служил у меня кОнюхом!» Она живо собралАсь в свЕтное платье, выходила к имЯ в кОмнаты. Поздоровалась со всемА, и с Петром-королевичем, за рУчку. «Не желаешь ли ты за меня, королевская княгИня, в замужество?» — «С полным удовольствием! сей­час желаю под венец».

21. Царь сказал: «Скоро ли вы мне покАжите дочь?» Сказал ко­роль: «Сей минутой покАжом тебе дочь». Приходит к царской дочери, велел выйти с отцом поздоровацца. Царская дочь выходит со слезьмИ, с отцом поздорОвалась. А царь много раз повторил, што «моЯ и моЯ и моЯ дочь!» — «Ковда я посылЯла посланника Петра-королевича к вам, не могли вы ево изловить! теперь уж я подала белую руку, назвалАсь нестой; теперь уж я, тятинька, не твоЯ!» Отец благословил, и оне сходили — оба повенчались. Пошол у них пир. Попировали и домой розъехались.

 

 

 


...назад              далее...