[Иван-царевич и его невеста волшебница]

1. Иван-царевич пошол на охоту. И ходил он недели две, заблудИлся. Стоит избушка. Нечаянно в эту избУшку он зашОл. В этой избушке живёт старушка одна себе. Старуха эта говорит: «Вот што, Иван-царевич, ко мне сейчас гости приходят; я занавеской тебя при­крОю, ты под лавкой сиди, не выглЯдывай!» Иван-царевич залез под занавеску. ПрИбыли к этой старушке три девИцы. Девицы как заявИлись, и сказали: «Ах, у тебя гось, баушка, есь!» А она говорит, што «у меня гостя никакова нет!» — « Чё нам сказывать? мы знАем!» ДевИцы разговаривать не стали, воротились и ушли.

Иван-царевич вылезает из-под лавки, говорит старушке: «Из трёх одна очень хорОша, мне поглянУлась ! нельзя ли ее замуж взять?» __ «На следуюшшой раз, — старушка сказала, — придУт оне, так я скажу имЯ, што не желАют ли зАмуж идти за Ивана-царевича?»

2. Оне во второй раз прилетают. Две остались на дворЕ, а одна зашлА я избу. ДевИца сказала: «Всё ешо у тебя гОст-ёт гостИт?» — «Гось у меня не простой, а Иван-царевич! не желаешь ли ты за ево зАмуж?» А девица ответила, што «я у сестЁр спрошу, потом скажу!» А старуха говорит [Ивану-царевичу]: «У них долго этак не добьЁшша (не дождЁшша)! поди жо ты к мОрю: есь на море старой корАб, ты залезь в этот карАб! Потом оне прилетЯт голубЯми, плАтья с себя сбросят. Есь одна из их девИца, а две замужних; ты смотри: замужние плАтья бросят вместо, а девИца врозь».

3. Иван-царевич заявИлся на корАп. ПрилетЕли, платья бросили — замужние вместе, а девИца врозь. Иван-царевич спрятал платье девИцы. Выкупались. ЗамУжние оделись. Сказала девИца: «Вы, сЕстрицы, от­правьтесь, я остАнусь!» Оне улетели, она осталась и говорит; «Выбрось платье, я приоденусь, и потом приходи ко мне: если рОвня моя, так будь муж мне, а если старше, — брат родной!» Она приоделась, он к ей вЫшол. Видит, што рОвня, за ручку взялА, поздорОвалась и в устА поцеловала ево. Девица сказала: « Откуль? какой?» — «Я человек не простой, а Иван-царевич, заблудЯшшой человек: а желаю тебя взять в замУжество за себя».

4. И она сделалась согласна; перебрОсила с руки нА руки кольца свои, — из кольцА выскочило три ухорЕза. «Што ты нас покликАшь? на какие работы посылАшь?» — «Придоставьте, здесь штобы сечас были лАгири и самовАрчик готов и жаренова-пАренова!» Живо всё готово сделалось. Она скричЕла своими слУгами: «Исправьте мне корАпь, мог штобы бегать и лесАми и полЯми (лугАми), и морЯми!»

5. Приезжают к иЁ дОму; остановила она карапь. Сказала девица: «Я живу вот в этем доме. Ты сходи к моЁму отцу: подойди к поратнему крыльцу и скажи, што' «прими, барин, нечАяннова гОсьтя к себе». (Она живет одна, в особенном доме, эта девица). Он подходит к поратнему крыльцу, кричел, што «барин, прими меня, нечаяннова госьтя: молодЕц не простой, а Иван-царевич!» Барин скричел своих сорок слуг: «Слуги, натаскайте в комнату гороху и сутки уважАйте ево — ползайте на коленках (на гороху)!»

6. СлУгам невозможно стало ползать по гороху. «Пойдёмте в подтюрЁмок к Ваське Большеголовому: он нам чево-нибудь скажет!» Оне, все сорок человек, пришли к подтюрЕмному замку, скричели: «Васька Большеголовой, навязался к нам Иван-царевич! не знаешь ли, чем (как) ево выжить из комнат?» Васька Большеголовой сказал: «Дайте пО сту рублей! я скажу, што сечАс ево барин вЫгонит». Оне Отдали ему сорок сотельных. «Вот што, робята, вы скажите, што он нам похвАстался сделать корапь — штобы он мог бегать и лугАми, и морЯми, и лесами. Где ему ето сделать?!»

Приходит сорок человек, кричели все враз: «Барин, нам Иван-царевич вот чем похвАстался: што может он сделать кораб — штобы он мог бегать и лугАми, и морЯми, и лесами!» — «Призовите ево сюдЫ, сам спрошУ!» Приходит Иван-царевич. «Иван-царевич, ты выхвАстываешша перед моими слугами, што можешь исправить такой карап, штобы он мог бегать и лугАми, и морЯми, и лесами... А не исправишь, я тебе заутрА и голову сказнЮ!» — «Ну, ладно: до утрА дело прОдлицца, утром што будет!»

Приходит к ево дочери в комнату и говорит: «Родитель твой зАдал мне задАчу — испрАвить кораб, штоб он бегал и морями, и лугАми, и лесами..» — «Это не твоё дело: утром ставай, всё готово будет!» По­утрУ стаёт, караб готовой. Сказала девИца: «Поди к барину, покатайтесь на корабле!» Приходит Иван-царевич: «Караб готов. Барин, давай са­дись, съездим покатАмся!» Сяли на этот кораб, нАперво поехали морями, потом пересели лугАми, потом лесАми; приезжают наконец домой.

7. Скричел барин своими слУгами: «Сорок слуг, натаскайте ишо более тово гороху, потчуйте ево двое суток всякими бисЕртами ИмЯ сделалось трудно. «Подёмте, ребята, к Ваське Большеголовому: он нам скажет, чем выжить ево!» Пришли к Ваське Большеголовому, скричели все враз: «Васька Большеголовой, што ты приказал, он испрАвил!» — «Отдайте мне теперь по двести рублей дЕнег: я што скажу, ему вовеки не испрАвить, ево барин завтра же выгонит!» Отдали они по двести рублей денег. Сказал Васька Большеголовой: «Вот што, робята, скажите, чем похвАстался он нам: на болоте посею хлеб, и в ночь этот хлеб родИцца и поспеет; штобы и выжать и склась и поутру из свежева хлеба булки штобы готОвы». — «Ну, ребята, Васька Большеголовой вы­думал, нам бы не вЫдумать!»

Приходят все 40 человек к барину, скричели все враз: «Барин, нам Иван-царевич вот чем хвАстался: на болоте посею хлеб, и в ночь этот хлеб родйцца и поспеет, штобы и выжать и склась, и поутру из свежева хлеба булки штобы готовы». Барин приказАл ево призвать к ему. «Што ты, Иван-царевич, слугами хвАсташша, а мне ничё не го­воришь?. .. Штобы ты посеял хлеб на болоте и в ночь штобы хлеб поспел и поутру у тебя штобы булки из хлеба были готовы!» — «Што ты, што ты, барин?» — говорит. «А не сделашь, я тебе и голову сказню!» До утрА дЕла будет, утром што будет!

Приходит он к ево дочере, обсказывает ей: «Родитель твой зАдал мне задачу вот какую: штобы посеял хлеб на болоте и в ночь штобы хлеб поспел и поутру штобы булки из хлеба были готовы!» — «Это не твоё дело: лёжись спать, утром всё готово будет!» Поутру стают, — У ей уж и булки поспели. Приносит барину из свежева хлеба калачи. Барин глядел на болото: много кладЕй наклАдено. Дивился этому делу. (Оне устроят, нечИстые-то дУхи).

8. Скричел барин: «40 слуг, подчуйте этова человека трое суток! натаскайте более тово гороху, на коленках ползайте — уважАйте ево!» Ползали трои сутки, заболели ихи коленки. «Подёмте, ребята, ешо к Ваське Большеголовому! он вЫдумат: сживать надо ево как-да-небудь!» Пришли все сорок человек, скричели в один голос: «Васька Больше­головой, штО ты сказал, он и сдЕлал!» — «Ну, сёдни скажУ, не сделать никовда! Отдайте вы мне севодня по триста рублен с человека, но я выдумаю!» (Ладно он себе дЕнег-то грудит !). Оне Отдали по триста рублей денег.

Васька Большеголовой сказал: «Выстрою я серЕдь моря цёръкву, и штобы были попы и дьякИ, поутрУ и звон готовой был бы; от етон церъкви до дворца исправить хрустальной мост, а на мосту штобы нд каждом повороте по Ёлочке стояли, на этех ёлках штобы сидели разные птицы и пели разными голосами!» Приходят оне 40 человек враз к барину, скричели все враз: «Вот нам Иван-царевич чем хвастацца: вы­строю я середь моря церъкву, и штобы были попы и дьяки, поутру и звон готовой был бы; от етой церъкви до дворца исправит хрустальной мост, а на мосту штобы на каждом повороте по ёлочке стояли, на этех елках штобы сидели разные птицы и пели разными голосами!» (Всё вЫсказали). «Што он за чудак! ТупАйте, зовите ево сюды, я сво спрошу сам!» Приходит Иван-царевич. «Што ты за чудак: моИми слУгами хвасташша, а мне ничё не говоришь! На возмОрье вЫстроить хвасташша цЕръкву, штобы были попы и дьяки, поутру и звон готовой был бы; от етой церъкви до дворца исправить хрустальной мост, а на мосту штобы на каждом повороте по ёлочке стояли, на этех ёлках штобы сидели разные птицы и пели разными голосами!» — «Што ты, што ты, барин! где мне это дело сделать?» — «А не сделашь, я тебе заутрА голову сказню!» — «Ну, ладно, до утра; утром што будет!»

Приходит, своЁй невесте это всё обсказыват. «Ну, это не твоё дело!» Невеста постАвила чашку: «Давай севодня плюй в чашку слю­ней!» O н e в ночь наплевали полную чашку. Она вылезла в трубу и евО выняла, а Окна запечАтала. Пошли онЕ в рУськое государство с им. (Повела уж она ево домой: жить невозможно тут стаЁт). Поутру барии поглядел, видит на возмОрье церъковь и от етой церъкви до дворца хрустальной мост...

9. ПриказАл слУгам гадательную книжку подать: «Хто ему посо­бляет?» Поглядел в гадательную книжку, узнал, што ему дочь помогает. На это он осердился; сказал слугами: « ТупАйте спросите: што есь ле оне дома? товда затопите баню!» Слуги подходят к дому, скричели: «Дома ле вы?» А слюни отвечают в чашке, што «дома». Оне приходят к барину: «Оне дома; што прикажешь?» — «Истопите теперь пожАрче баню!» (Я, говорит, ево изжарю и съем! ишь чё думат!). Оне истопили, изготОвилась баня; слуг посылает за им. Слуги приходят: «Што вы долго спите, не открывайте Окна? дома ли вы?» А слюни не отвечают: у них сила вышла уже. Тогда оне открывали окна и смотрели, што их дома нет. Сказали барину.

10. «Подайте мне гадательную книжку: я посмотрю, где оне есь?» I лядит он в книжку; доказыват ему, што оне в путе: идут в руськое государство. Посылает своих слуг: «Если вы догОните, воротИте их назадь!» Слуги, все 40 человек, поехали: «Догоним, так мы имЯ дадим жару!» Стали их догонять; она оввернУла ево стожком, сама — остОожьем. Оне взадь-вперёд проехали, никово окроме етова стожка не видали. Приехали к барину, обсказывают: «Мы никово не видали, окрОме — стоИт стожОк, остОжье, больше никово!» Барин сказал, што «вы бы везли жердь, мы бы их воротили. ТупАй, везите жердь! мы ворОтим их».

Оне во второй раз поехали. Она услыхала погоню. «Мила ладушка, ча нами погОня едет!» — говорит. Обворотила ево коровой, а сама сде­лалась старушкой, сяла под ево и давай доить. Оне поехали, старушку догоняют, поздоровались, старушки спросили: «Баушка, не видала ли — проходили молодЕц с девицей?» — «Не видала, нихто и не проходИл». Воротились оне, обсказывают (все) барину...

11. Барин: «Вас нечево посылать! послать надо свою хозяйку, она вас лучше догонит!» (Хозяйка у ево людоедка, волшЕбница хитрая). «Призвать хозяйку ко мне на лицо!» Барин свою хозяйку посылает: «Когда она не спросилась у меня, выходит за Ивана-царевича, тупай их вороти назадь!» Мать полетела. Сразу узнала она: «Погоня за нами не простая, а летит мамонька родная». Перебросила она с руки на руки кОльца, выскочили три ухореза: «Што ты нас покликать, на каки работы посылать?» Сказала ета девица: «Пропусти огненную сечас реку, а за огненной рекой штобы были лАгири ! натАшшыть всякова бысЕрту!» (отдых штобы задумали). Прилетела мать к реке: «Ах, дочь, я летела вас благословить, а ты вот што сделала, не допушшашь меня до се­бя!» — «Ты хИтница, ты должна нас сгубить обоих!» — «Нешто я не сделаю! только благословлю и повидаюсь с Иваном-царевичем; допусти миня посмотреть жениха!» Дочь приказала своими слугами: «Не допус­тить, а утопить её в огненной реке, мать мою, штобы её не было на белом свете!»

12. «Ну, Иван-царевич, теперь мы отправимся с тобой в твое государство, теперь и никово не боюсь: отец у меня простой человек, иичевО не знает!» Доходят оне до руськова государства; невеста говорит ему: «Мне в твой город идти нельзя сечАс! Стану я в етот дуб. МотрИ придёшь домой, мать свою не цолуй в устА, а цолУй в шшОчки (всех цолуй в уста). (Ево потеряли, значит много годов он проживался там. Оборвался небось, обносился). Как если ты мать поцолУешь в уста, то ты меня забУдешь!»

НаказАла она ему: «Если не поцолУешь мать в устА, приедешь, вот я в этем дУбе буду стоЯть. ТО ты запрягай 10 лошадей рабОчих, приди к дубу, этот дуб стегнИ плетью. Из дубу я выйду змеЁй: ты подойди, стегни плетью, скажи: «Из змеИ обворотИсъ девИцей, а перед девИцей окажИсь казнА неоцененная!» (Сама-то она волшЕбница).

13. Иван-царевич приходит в свое восудАрство, в свой дом; заходит в свои кОмнаты, со всемЯ поздорОвался, еял в стУло. НехтО не может ево признАть, што он сын их. А у матери слёзы навернУлись, што шИпко на сЫна похож; как взглЯнет, и заплАчет. Иван-царевич сказал: «МАти, не плачь! я ваш сын!» Мать на нево пАла, заплАкала; он поцеловал мать в шшОчки — в ту шшочку и в другую. Также брАтьев и отца своёва — всех поцеловал в устА.

СыновьЯ заметили: «Што же, брАтчик, всех нас поцеловал в уста, а нашу родительницу в шшочки? или нашей родительницей мОргуешь ты — не поцеловал её в уста?» То он во второй раз подскочил, мать в уста поцоловАл. Как мать поцоловАл — и невесту забыл.

14. То невеста — «НЕчево мне стоять в дУбе» — отправилась сама к царю в город руськой (сама). Выпросилась она у старухи квартЕровать СтарУха живёт одна себе. «Старушка, знать очень ты беднО живЁшь?» — «Я только пО миру хожу, тем и питАюся». Девица сказала: «Прими меня с тобой жить: я буду где водЫ носИть, где и дров подташшу — веселее двоим жить будет!» Старуха согласилась её дер. жать. «БаУшка, чем нам так жить, я человек молодой, напишУ я три письмА, сташшЫ ты их во дворец: первое письмо передай Ивану-царевичу, а два письма енерАлам, штобы ходили они к нам в госьти». Старуха пИсьмы эти взяла, поташшЫла во дворец и роздала Ивану-царевичу и енерАлами.

15. Сходяцца оне все трое, уговариваюцца, кому наперёд итти в госьти. НАаперво старшему енералу приказал Иван-царевич итти в госьти. ЕнерАл повЕчеру приходит к старушке в избу, как огонь оне взяли. Старушка лёжала на печЕ, а невестка на полАтях. Она занавесочку отбросила и смотрит. «БаУшка родИмая, госьть к нам хорошой пришОл. Вышила я про нево ширинку, да во дворе забыла у дров. РодИмая баушка, сходи-ко за ширинкой!» Старуха на ответ сказала: «Я сама старА, у меня ж..а тяжелА, сходи сама!» А енерал сидит: «Нельзя ли мне сходить?» — «Сходи 'но ты, помолОже!»

Приходит енерАл к дровАми, тут топор лежит и также костёр дров. Он взял топор, принЯлся эти дрова рубить на мелки. ПрорубИл он до свету, смозОлил свои руки, потом здУмал к царю бежать во дворец. Сделалось ему канфУзно: всю ночь дровА рубил. (Нечево и ходить к такой невесте!).

16. День проходит. К вечеру другой енерал катИцца в гости. При­ходит к старушке в дом; старуха лежала на пече, она на полАтцах. ЗглянУла девица: «Ох, баушка, гость хорОшой пришол; вышила я для нево ширинку, да около конЮшни забыла. Родимая баушка, потрудИсь, сходИ за ширинкой!» — «Я старА, у меня ж..а тяжелА, сходи сама!» А етот самой енерал сидит: «Нельзя ли мне сходить?» — «А милось будет, потрудись сходи!»

Енерал подходит к конюшне; тут стоит киркА и лопАтка, назём начАл выбрАсывать из конЮшни, всю ночь бросАет. (РабОты даёт имЯ ) . Енерал вылез из конюшни, глядит: сОнцо ужО высокО взошло. Тогда он бежал скорЕ к царю во дворец, весь н г...Ах вЫвалялся. (Вот и невеста, полюбовались!).

17. День проходит. По вечеру Иван-царевич приходит к девИце к етои сам. Девица смотрела с полАтей. «Родимая бАушка, госьть у нас пришОл хорошой, человек не простой, Иван-царевич! Родимая ты ба­ушка, вышила я для нево ширИнку, да в сенках сидела (забыла). Сходи жо ты!» — «Я, дИтятко, старА, у меня ж..а тяжела!» А Иван-царевич: «Да штО, Етта сенки недалЁко, нельзя ли мне сходить?» — «Сходи, Иван-царевич, в сенки за ширинкой».

Тут стояло ячмЕню пОлон мешОк и жорновцА, и он всю ночь крупУ молОл на жерновцАх. Отворил он дверь, видит, што сонцо взошло ужо высокО; не взглянул он в избу, убежал Иван-царевич домой. Увидел ево енерал спросил: «Иван-царевич, как невестка — хороша ли?» Иван-царевич сказал: «БОле не пойду, всю ночь я крупУ молОл». Старшой енерал сказал: «Я всю ночь дрова прорубил!» — «А я всю ночь назём чистил!» — «Больше не пойдем, — говорит, — к ей!»

18. Посылает Иван-царевич своЁва родителя в королЕвство за себя сватать невесту. Царь карету запрягает, приезжает в королевство, объ­ясняет што «с добрым словом, за свАтаньем». С великой охотой про царя. Король приказал: «Пушай Иван-царевич прямо едет за невестой!»

19. Эта невеста [волшебница] старушке подает сто рублей денег: «Сходи на куфню к царю, сырова хлеба булку купи за сто рублей!» («Может, дёшево не продадут», — говорит). Старушка приходит к царю па куфню к понарАми: «Продайте мне сырова хлеба булку! Што возьмёте?» ПоварА для насмешки сказали старухе: «Если не жалко сто рублей! а ниже не отдадим! сто рублей за булку!» Приносит старушка тесто и подает невесте. Она сотвориИла голубя и голубИху из теста, посылает их в королевство (этих голубей).

Иван-царевич приезжает к царю за невесткой. ПрИняли ево во дворец и завели в кОмнаты. Ивану-царевичу пОдали невесту; садилися он за стол с невестой. Только one сяли за стол, голуби пробились, сялИ к столу близко; голубИха ударила гОлубя крылОм и сказала: «Ты, подлец- то не сделай надо мной, как Иван-царевич: бросил Марфу-царевну свою, раньше которая невеста!» Король сказал: «Убрать этих голубей!» А Иван-царевич: «Погоди, — говорит, — мне любопытно по­глядеть на их! пушшай — говорит, — оне сидят тут у стола!»

Повторила голубИха: второй раз ударила голубя крЫлом и сказала: «Если ты меня брОсишь в чужом государстве, я тебя не вЫпушшу из твоих палАт и кОнчу!» То Иван-царевич здумал про это: «Это непре­менно от невесты прислАты голуби!» — «ПоймАть их!» А их только и видели: оне улетели.

20. Вздумал Иван-царевич про свою про старую невесту, сказал королЮ: «Мне твою дочь нельзя взять! я не бракую, только нельзя: есь у меня невеста в Урале — если я её не возьму, то мне живому один месяц не прожить, она меня кОнчит!» — «Я с тебя много возьму денег за то, што ты просмеялся!» — «Все ровнО! Лучше же я за бесчестье заплачУ, а всё-таки мне твою дочь нельзЯ взять!» Уехал без невесты.

Приезжает домой, королевскую дочь не привёз. Царь стрЕтил и сказал: «Што же ты, Иван-царевич, почему ты невесту не привёз от короля? или не поглянУлась?» Изан-царевич сказал: «ТЯтинька, есь у меня невеста на Урале, только я забыл про неё! Мне нужно ехать за своЁй невестой. Если я ее не возьму, то мне живому один месяц не прожить, она меня кОнчит!»

21. «Тятинька, нужно 10 телег рабочих запрегчИ, и вот я запрегу себе одинадцатую карЕту». Сял в карету с кучером; ехали за ним 10 подвод телег. Приезжают к етому дубу. «Ребята, штО я стану делать, вы не убОйтесь, только глядИте на меня!» Подходит он к дубу, стегнул своей плетью — и вышла змеЯ, ужАсная, как оглОбля.

Подходит Иван-царевич к змее, стегнул её нагайкой, сказал: «Овво-ротИсь из змеи девИцей, а перед девицей казна неоценЕнная!» Образовалась золотая горА. ЗОлота нагреблИ десять телег, сами сяли в карету, поехали к царю во дворец. Приезжают к царю во дворец; со всемЯ она обошлАсь, поздорОвалась. Приказал царь съездить к венцу, повенчацца. Завели пир f w весь мир. КутИли сколь есь. И сказке конец!

 

 

 


...назад              далее...