[Ловкий вор]

1. Жил-был старик со старухой. У них не сына, не дОчери. Старухе стало трудно одной жить: дескать, помОги нет ей. Старуха говорит: «Дед, идите наймИте работника, хоть помогать мне: не могу я дров ташшыгь, не могу ничево делать там».

Старик пошол на базар нанимать работника: «Не пойдёт ли, ребята, хто ко мне в работники?» Тут один стоИт старик и говорит, што «я пойду, дедушко, хоть из-за хлеба жить к тебе». НанЯл старик работ­ника; звать ево' Иваном. «Вот тебе, старуха, работник! будет помогать».

2. С этем со стариком имел купец дружбу. И вот старик пошол в гости х купцу. Сидели оне до 12-ти часов ночи и выдумали они со стариком побИтца в том, што — купец заявляет, што «тебе у меня лошадь не укрась», а старик говорит, што «я украдУ». И побИлись оне с ним об двести рублей.

3. Приходит старик домой, задУмался и загорЮнился. «Дед, ты чевО невесЁлой?» — «Ну, старуха, мне беда!» — «Кака жо тебе беда?..» А Иван слушает. «Дедко, ложись спать! утром всё готово будет!» — Иван говорит.

Приходит Иван х купцу. ВорОта были отвОрены, а тут был караул сильной (у купца, караулили вора-та). Поставили ему четверть вика. Оне ету четверть выпяли, опьянели и свалились. Иван поймал лошедь и повёл. Приводит к старику. Старик радёхонек, што Иван лошедь украл: 200 рублей зарабОтали.

Купец утром стал, спрашиват: « hде лошадь?» Лошади нету. Отказал своим всем караульным.

4. Старику поглянулась ета зАработка. «Дай, я ешо пойду к купцу!» Приходит старик к купцу. «Ну, дедко, мне бедно!» — «Што жо тебе бЕдно?... Ну, купец, если тебе бЕдно, давай побьЁмся ишо!» — «А в чём станем битца?... А вот в чём: если ты из-под моей бабы постелю утАшшышь, тоhда двести рублей твои!»

Старик приходит домой — задумался, загорЮнился. Старуха старику: «Што ты, дедко, задумался?» — «Как жо мне не думать?..» Иван говорит: «Дедушко, не думай! к утрему всё готово будет!»

5. Отправился Иван утром к купцу. Зашол он на двор, а потом в чуланчик забрАлся. А у этова купца тоже был работник Иван. Он в этем чуланчике нашол опАру. Потом нашол постелю — hде спит купец с барыней; Иван взял, ету опАру вылил прямо имЯ в серЁдки. (Они спят).

«Бароня, што с вами сделалось? — говорит купец. — Надо скричать Ивана, штобы он постелю уташшыл у нас!» (Ихнева работника). «Иван!» А этот тут и был, стариков-от работник (а тот спит, и рот разЫнул). «Што?» — говорит... Уташшыл постелю.

Купец утром встаёт, садИцца чай пить. Спрашивает свою бароню: «Што с вами сделалось севодни ночью?» — «Я не знаю!» — «А по-стеля-та где?.. Иван! где постеля?» Иван говорит, што «я никакой постели не видал!» — «Как, — говорит, — не видал?» — «Вы, — гово­рит, — унесли иё!» Поискали, поискали, нет негде. «Наверно, стариков работник унёс! Ванька!»

Купец пошол к старику. «Постеля моя у вас?» — «У нас!» — «Што ето за такой Ванька?!»

6. «Давай, — говорит, — ешо побьЁмся, дедко! последнёй раз!» — «А об чём станем мы битца с тобой, купец?» — «А если он у моей жены колЕчко украдёт с руки, то тебе 400 цолковых! (тоhда будет 800 рублей у тебя!)». Старик задумался... Иван говорит: «Дедко, не думай! К Утрему будет всё готово!»

«Дай мне, дед, три рубля денег!» — «Нашто?» — «Мне купить мертвякА!» Подбегает Иван к цЕркве, стучитца: «Дедко отвори!» Тот спрашивает: «Для чево? зачем?» — «Продай мне покойника!» Старик: «Што ты? Бох с тобой! с умом ли?» — «Возьми вот два рубли денег! давай отроем!» Старик согласился за три рубли покойника отрыть. А покойник (зимой дело-то было ето) стЫлой.

Купец сидит у окОшка в своем доме, караулит Ивана с левОрвертом. А Иван подходит с этим с покойником и в окошко этим покойником кАжет. «БАроня! — говорит [купец]. — Ванька в окошко лЕзёт! Сейчас я ево стрелять стану». Выстрел дал. Иван покойника опустил. И го­ворит купец, што «я, — говорит, — бароня, Ивана застрЕлил!» А Иван отбежал зА угол и стоИт. «Я, — говорит, — теперь, бароня, пойду, по­несу Ивана куда-нибудь в яму».

7. Понёс, а Иван в кОмнату. Пришол в комнату и лёг на постелю. (Она ево за своЁва супруга признала). «Ну, — говорит, — бАроня, снёс, схоронил! А hде у вас тепЕря колечко-то? Давайте сюда ево! я ево спрячу: кабы он там не отдохнУл, сюда бы не пришол?» Она отдалА. «Я теперь пойду на двОр!» — говорит. Ему убратца совсем охОта.

По отходе Ивана приходит купец. «Ну, барыня, уходИл я ево!» А она думает: «Што он опять старое повторяет?»

Утром купец с барыней стает, садЯтца чай пить. «Ну, — говорит, — бароня, уходИли мы ево, слава БОhу!.. А колечко-то где?» — «Я вам, барин, отдалА!» — «ШтО вы? вы не пОмните сами себя! я у вас не брал!» — «Да как жо? вы у меня взяли!» — «Некак нет! не брал!.. УжлИ, — говорит, — Ванька с вами лежал?.. Нет! — говорит, — погоди! я схожу к старику!»

8. Пришол, говорит: «Дед, у вас моё кольцо?» — «У меня!» — «Ах! чорт ево возьми! Што у тебя за работник Ванька!.. Дед, отдай ты мне ево в работники, а своЁму я откажУ!» (Ему бедно, што он с ево женой лежал; он ево уходИть хочет). «Возьми!»

Взял Ивана старикова себе в работники, а сво му отказАл. «Если он неладно запрягЁт лошадей, то я ево сейчас сразу убью!» Ивана стрЯпка купцОва любила; она ему рассказала, каких запрягАть лошадей, какую надеть снась. Иван пОнял всё. Барин приказал Ивану лошадей запрягать. Иван запрё'г. Барин: «Ах, все прАвильно запрЁг! — говорит. — ПододрАцца ни к чему нельзя!»

9. Стряпка Ивану говорит: «Иван, возьми калачик на дорогу, а то ecu захОчешь!» А барин поехал без хлеба. Проезжают оне вёрст 20. Кони у их пристАли. Иван говорит, што «надо лошадей покормИть!» — «А где кормить станем?» — «А вот здесь, — говорит, — покос и зарОд». — «А нас нихто здесь не поймает?» — «Нет».

Выпрегли лошадей; дал имЯ сенца. А Иван взял, залез в мешок, рылом лёг к зарОду, ес калач. Барин спрашиват: «Ты штО, Иван, ешь?» — «А сеннОй калач завернУл да и ем!» — «И я есь хочу! Да­вай, — говорит, — мне завернИ небольшой калачик из сенца!» Подаёт ему. «Как я есь стану ево?» — «Я, — говорит, — ем!»

10. «Есь-то, — говорит, — туда-сюда! дак я замЁрс!» — «А я лежУ в мешке, теплО мне!» — «Иван! если там теплО, то посадИ меня в мешок!» — «Садись!... А если ишо завязать, ишо теплее!» Завязал Иван мешок с барином, а сам с версту отбежАл, бежит ругаетца: «Хто моё сено кОрмит?» Подбежал к барину и давай ево хлЫстиком дубасить. ОтдубАсил и отбежАл недалЁко.

Барин кричит: «Ванька, Ванька! полОжь меня скорее в повозку! Согрелся, дО крови согрелся!.. А ты как?» — «Я насИлу убежал!»

11. Бросил он ево в повозку и погАли. «Ты вези меня к тЁшше!.. Я, — говорит, — буду говорить по-немецки (коhда к тЁшше приеду)», а Ивану велел говорить по-латынски.

Приехали к тЁшше. Барин велел работнику, штобьт долОжил — самовар постАвили. (А барин страшно есь хотел). Вместо самовАру они истопИли баню. Барин осердился, с работником угнАл домой.

 

 

 


...назад              далее...