[Иван-царевич и Сам с нОкоть, бородА с лОкоть]

1. Жил-был царь. У царя был сын Иван-царевич. Захотелось ему в поле погулять; и вот он ходил пО лесу близь недели. НатакАлся на ГорЫню богатыря; потом оне сдружИлись, пошли с им вмЕсте. После этова ешо натакАлись на УсЫнаю богатыря. Их составилось трое теперь.

Доходят оне до такова дому, в дИким лесу. Дом этот кругом зАперт. Подходят к ворОтам; ворОты на тяжОлом замке зАперты. За­ставлЯл он Усыню богатыря замОк ломать; Усыня богатырь никак не мог этот замОк изломать. Горыню заставлял (Иван-царевич всё глядит на их); Горыня тоже не мог поломАть замок этот. А Иван-царевич после их — как взял за замОк — кудЫ замок полетЕл: живо всё розломал и ворОта отворил. Заходят оне во дворец; увИдели там разной скотины — коров, овец — много.

Нужно имЯ ворвацца в кОмнаты, а дверь тоже на тяжОлом замке зАперта. Иван-царевич тогда их не заставлял, взял за замОк, изломАл, заходит в комнаты. В комнате никово нет. Пошли оне в омбары, нашли мяса и белова хлеба; приташшыли, начали мясо жарить и самовар ставить. Приготовили оне кУшанья, наелись.

2. А дров у них во дворе нЕту (не предвИдицца). Нашли оне топорЫ; Иван-царевич говорит, што «мы пойдём с Горыией дрова ру­бить, а ты, УсЫня, к вечеру нам нажарь и наварИ больше говядины». Усыня богатырь варит говядину; кинулся в камод, в камоде деньги нашол, вЫворотил их из бумажнику, деньги пошшИтыват, а сам песенки попевАет, веселИцца. Потом явлЯтца к ему Сам с нокоть, а ево с лОкоть (но не Кошшей); сказал: «Хто в дому?» А Усыня отвечает: «Я, Усыня богатырь!» — «Тебя и надо!» Взял Усыню бога­тыря, принял ево трепАть; до тово ево ухАйкал, и под лАвку запехнУл, — а пИсчу у них нагАдил, только вроде ополоски оставил. Ущол он тоhда из комнат.

Усыня богатырь кое-как розвернУлся, отошол; принёс свежей говядины, начал съизнОвь варить. ВАрю пристАвил, сам размухлЫнился (го­лову растрепал), сидит невесёлой. (УхАйкал тот ево). Приходит Иван-царевич с Горыпей богатырем, — товарищ у ево невесёлой. «Што же ты, товарищ, очень невесёлой? как нас встречешь! али што нездоров?» Усыня отвечает, што «я угорел». Сяли, поужинали, ночь переночевали.

3. ПоутрУ позАвтракали, оставляют Горыню богатыря варить, а сами пошлИ дровА рубить, Иван-царевич с Усыней богатырём. Горыня бога­тырь приготовил пИшшу, посиживат за столом, деньги пошшИтыват. Приходит к ему Сам с нокоть, борода с локоть. «Хто у меня в дому?» — «Я, Горыня богатырь!» — «Тебя и надо!» Взял Сам с нокоть, борода с локоть и принял ево трепАть — только у ево нОжки мелькают — как он ево полЫшшот ! До тово ево добИл, што и под лавку забИл; запехнУл, сам отправился в путь.

Сидит [Горыня] размухлЫнился также. Приходят ево товаришшы. «Што ты, Горыня богатырь, не вЕсел?» — «Да не привЫшен я; жарко, видно, закрЫл в избе, угорел, голОвушка болит». Поужинали, ляглИ спать.

4. А поутрУ назАвтракались, Иван-царевич их проводИл дрова ру­бить, а сам остался варИть. Приходит к нему Сам с нокоть, борода с локоть. «Хто здесь?» — «Иван-царевич». Подскочил к ему, хотел ево взять; Иван-царевич ево толкнул, он к порОгу улетел. Тоhда он подбегАет, лезет к Ивану-царевичу опять к рылу; тоhда Иван-царевич схватил ево зА бороду и начАл об пол бить; много время хлестАл, наконец выбросил ево на дворЕц. Ево товаришши приходят. Иван-ца­ревич спрашиват: «Как ваши головушки угорели? сильно ли?» (смеялся над имЯ !) . СЯли за стол, наЕлись как трЕбно быть.

5. Иван-царевич сказал: «Пойдёмте искать здешнова хозяина, ко­торой вас бил!» То оне искали по всем конЮшням и везде — нигде не могут найти. ОднАко пришлИ к одному месту, тут есь вроде колОдцу такое провАлишшо. То оне нашли снасти, связали дОлгой канАт, и излАдили зЫбку; сделали также валОк, к зыбке приладили. Иван-царевич еял: «Если я найду ево, убьЮ там, приду обратно, тряхну за верёвку — вы меня ташшЫте!» Тогда спустИли ево. Вот он ходит-ходит, натакАлся нА дом: стоит дом не хуже товО; заходит в етот дом.

6. В первой комнате сидит девИца. Он с ей поздорОвался. ДевИца отвечает: «КудЫ, молодЕц, пошол?» Иван-царевич отвечал: «Я пошол искать самово хозяина Сам с нокоть, борода с локоть». ДевИца отве­чает: «Это наш хозяин». — «Где жо он?» — «Поди во вторУю кОмнату: там сидит девИца, она тебе скажет!» Во вторую кОмнату пришОл, уви­дАла ево девИца; с ней он поздорОвался. «Куда жо ты, молодЕц, пошол?» — «Я пошол вас просить здЕшнова хозяина, hде он есь?» ДевИца ета отвечает: «Поди жо ты в третью кОмнату, там сидит девИца: она тебе скАжет, а я не скажу!»

7. Заходит он в третью кОмнату; такая девИца сидит — однем сло­вом фрЕйлина: очень хорошА всем. С девИцой он поздоровался. «Куда, молодЕц, пошОл? Скажи: откуль, какова рОду-плЕмени?» Иван-царевич ответил: «Я роду не простОва, Иван-царевич; нужно бы мне вашево хозЯина кОнчить; скажИ мне, hде он есь?» ДевИца отвечала: «Если ты меня возьмёшь замуж (коhда если кОнчишь ево), тоhда я тебе скажу!» Иван-царевич отвечал: «С великой охотой, Умница, я тебя возьму, толь­ко скажи! нужно, мне ево замирИть (кончить)». ДевИца отвечала: «Поди жо ты к етому вот омбару; в этом омбАре есь два бочЁнка: один бочЁнок живой воды, а другой — мЁртвой; где живА водА стоит, ты эти боченки с места на мЕсто переставь: мёртвую воду на живую, а живУю на мЁртвую! Тоhда иди вот в этот подвал: в этем подвале он спит; когда если сила есь, так можешь ты ево бить. И всё-таки он очуствуетца, сколько ты ево не бьёшь; тогда он живой воды напъётца, очуствуетца, опять будет живой жить!»

8. Приходит он в етот подвАл, увидАл ево соннОва, взял ево зА бороду, давай ево бить Об землю, hде и О пол, до тей степенИ ево рострепАл, наконец брОсил ево. Полежал Сам с нокоть немного, со­скочил, кинулся к бочЁнку; накатАлся тоhда он мёртвой водЫ, тогда ево нА три части рОзорвало.

9. Приходит Иван-царевич к девице (к первой); брал их всех трёх, приходит к Етому провАлишшу, где у ево зЫбка спушшена. Тоhда посадил первую девицу, тряхнул за канат; молодцЫ, Горыня богатырь с Усыней, принялИсь, вЫташшыли девицу. Тогда Горыня богатырь: «Вот мне невеста!» А девица отвечает: «Спушшайте: там ишо две девицы!» То оне спустили зЫбку; посадил Иван-царевич вторую девицу. Выташ-щыли вторую девицу; говорили тогда Усыня с Горыней богатырем, што «нам будет по девице; не будем больше!» Эти упрашивают: «Спустите, может вам та поглЯнетца лучше ешо!» Тоhда оне спустили в третей раз; вЫташшыли и третью девицу (посадил он).

Последняя девица очень красАвица; Горыня богатырь говорит, што «я возьму эту зАмуж». А девица упрАшиват: «ВЫташшыте Ивана-ца­ревича!» То оне спустили зыбку и оговАриваюцца: «Если нам ево вЫташшыть, он нам не дас невесты». То оне удумали: доташшЫли много, отрезали канат, он и бухнулся назадь. («Вот де убьём ево!»). Го последняя девИца — купеческая дочь, проживАлась тут; повелА в свой город их.

10. Иван-царевич ходил много врЕмя там; разыскАл такой дуб; на дубУ есь могут-птицыны дети. Накатилась туча и град сильной, нАчало побивАть, а дети нАчали пишшАть. Очень скоро на дуб Иван-царевич залезАл, пальтО с себЯ снимАл, закрывАл от граду детей. ПрохОдит только тУча, Иха мать летИт, увидАла Ивана-царевича, хотела ево исхИтить; а дети отвечают: «Пожалей, мать, не шевель ево!» Мать спус­тилась нА землю, отвечала: «Иван-царевич, што тебе нужно? я тебя пожалею!» — «Мне бы нужно на тот свет, вот в такое-то провАлишшо вЫлететь».

То МогУт-птИца сказала: «Вот тебе лучЁк и стрелы, давай стреляй дичЯтины мне на жертву То он настрелЯл мноhо всякой птицы потом оне наготовили, начередИли и отправились в провАлишшо лететь. То она могла ево вЫвести из етово провАлишша. Тоhда распростились с ей; она спустилась назадь, а он отправился в ход по земле.

11. НечАянно Иван-царевич в этот самой город приходит, hде хорОшая девица, купеческая, живёт. А у етова купца собирАцца пир на весь мир: свою дочь хочет венчать на ГорЫне богатыре. Народ идёт и Иван-царевич также прихОдит у ево во дворЕц. Съехалось много князЕй и боЯров и купЕчества — полнЫ комнаты и много во дворЕ народу; во дворе было теснотА — много народу теснотИлось. Иван-ца­ревич одновО толкнёт, а дЕсять валяцца. Тогда народом сдумали ево заперЕть в такой курятник, штобы нЕ было ево тУта, мошЕнника.

Купеческая дочь обносИла всем по бокАлу, искала своёва жениха, Ивана-царевича; нигде не может найти. (Она Ишшот ево всё-таки). ОдномУ подносит бокАл, а у ево рука не подымАцца, бокАл принять не может. Девица: «ПочемУ рука у тебя болИт, отчево?» — «Есь такой хИтник, пришол во дворЕц к вам: одновО, — говорит, — толкнул, 10 повалились, чуть и всех нас не убил!» — «Где жо он?» — «Мы ево затолкАли в курЯтник, зАперли народом». То девИца купеческая не стАла водку подавАть, пошлА молодцА в курЯтнике глядЕть, штО за молодЕц. То приходит, обозАла Ивана-царевича, подалА ему бокал водки, поце­ловала ево, взялА за рУчку, повелА в кОмнаты.

12. Приводит ево в комнаты; тоhда Горыня богатырь с Усыней Ахнули, испужАлися. Тоhда сказал Иван-царевич: «Што вы, подлецы, наделали? как я вам накАзывал, почему вы меня не выташшыли?» Тоhда пАли перед им на колени, сказали, што «Иван-царевич, как мОжно пожалей нас!» Иван-царевич пожалел их, приказал на тех де­вицах женицца имЯ: которая нАперво вЫтасшена, та УсЫне богатырЮ, а вторАя — ГорЫне. То Иван-цареаич приказал всем повенчАцца враз. Поехали оне в цЕркву, повенчалися.

13. То приказал после этова своЁй жене баню изготовить. Приходит в баню; и вот розделись; она наташшыла на нево хорошие рубашки и подштанники. Он и говорит: «Мне ето не нужно, у меня рубашки свои есь!» То у ево было кольцо: перебросил он с руки нА руки это кольцо, выскочило 25 ухорезов. «Што ты, Иван-царевич, нас покли­кАшь, на какие работы посылать?» — «Нужно мне царскую одежду предоставить — рубашку и подштАнники хорошие, свежие! (Не хочу, — говорит, — женино надевать, подай своё!)». ВЫмылся, обрядИлся в цар­скую одежду. Приходит он в купеческие палАты; приказывал своей жене задАть себе не меньше трех ведер водки. Купец завёл пир на весь мир; кутИли сУтки.

14. Дело к ноче идет. Тогда купеческой дочери велел у родителя спросить: «Где на полу подведЁны матки здоровые (штобы не мог пол подломицца подо мной)? На три часА я лягу спать; буду храпеть — дом ваш затрясЁцца, — говорит, — пушай ваш родитель не пугАцца: это будет только на три часа». Купец сказал: «Вот тут мАтки здорОвы положены: тут можите, Иван-царевич, лёжИцца!» Жена ему раскинула постЕлю мягкую — перину пуховую, подУшки мягкие, и одеЯлом соболИным приукрЫла. Заснул он крепко; стал очень храпеть и кОмнаты дрожжат. Родитель у ево испужАлся: «Это, мИла дочь, штО такое будет?» — «Это не на дОлгое времё, только на три часа, тятинька, подожди!»

15. То он проснулся сверх трЁх часов. «БУдет, милая жена, проживАцца здесь: я хочу отправляцца домой, меня дома потерЯли». То Иван-царевич перебрОсил с руки на руки кольцо своё, выскочило 25 ухорезов; сказали ухорезы: «Што ты нас покликать, на каки работы посылать?» — «Нужно мне тройку лошадей и карЕта с кУчером!» То предоставили ему карету и лошадей с кУчером; садился с купеческой дОчерью, отправлЯлся домой. Приезжают в своё hосударство, заезжают во дворЕц. Увидели Ивана-царевича, очень сдЕлались рады. «'де же ты, Иван-царевич, проживАлся мноhое врЕмё?» — «Мноhо я, тятинька, везде блудИл, много ходил, вот розыскал себе невесту хорошую, будем с ей поживать». — «Хорошее дело!»

 

 

 


...назад              далее...

Военная ипотека ипотека для военнослужащих www.molodostroy24.ru.