«Про ФрАнцеля»

1. ФрАнцель жил у царя. За свою красотУ получАл он 12 раз в год из бАнок, сколько он умеет взять (умУ у евО нЕ было). Францелю сто сделалось недовОльно; стал у царя просИцца: «Я желаю ешо по бЕлому свету погулять». Царь на то ему сказал: «Францель, чем ты ешо не довОлен от меня?» — «Ваше царское величество, желАю однАко; хУже себе получУ, а всё-таки схожУ погуляЮ по бЕлому свету!» — «Если не поглЯнецца, Францель, чужая сторонА, воротись ко мне опять на житьЁ!»

2. Францель с царём простИлся, пошОл трактОвой дорОгою. ИдУт два молодцА; он их дОгнал, с имЯ поздоровАлся. Молодцы сказали: «КудЫ, молодЕц, ходИл?» — «Я жил у царя; за своЮ красоту получал 12 раз из бАнку сколько мне влЕзет; а меня зовут Францелем». — «Да, и мы проживАлись в прОтчих городах, получАли жАлованье боль­шОе; захотелось и нам погулЯть». — «Так вот пойдёмте, братцы, все трое: где не найдем ли местЕчко хорОшое?» НазвАлись брАтцами. Сво­ротили оне в сторону, не трактОвой дорогой.

Станцию оне прошлИ порЯдошную, ись захотЕли, а у их хлеба ни у которова нет. Францель на то сказал: «Я человек хИлой, дЮжить не могУ; давайте жЕребей кинем: которова из нас из троих вЫпадет ись». (С хорОшой-то жИсти!). ТряхнУли жЕребий, а жеребий вЫпал на ФрАнцель — ись. БрАтьи говорят: «Францель, мы не будем тебя губИть: может, из-за твоей красоты и мы будем с тобой хорошО жить?» — «Пойдёмте вперёд!» Проходят оне станцию. У Францеля нОги нейдут. «Братцы, давайте опять жЕребий тряхнЁм: на ково вЫпадет?» Во второй раз поувАжили ево, брОсили, — опять на ево вЫпал, на Францеля. «Нет, всё-таки не бУдем, хоть пОд руки тебя поведЁм! Может быть, где-ни­будь селение будет! все-таки прОпитал будет!»

3. Проходят оне третью станцию. НечАянно — стоИт дом хорощой. Заходят в етот дом, отворЯют ворОта, заходят во дворец. У порАтънева крыльца стоял дежУрной и спрашивал: «ОткУль? какие молодцы?» Оне с им и не разговАривают: ись захотЕли шипко. ОтворЯли двери, за­ходИли в их дом; нашли бЕлова хлеба и там вАри всЯческой нашли начинАют ись. ПИшша была хорОшая; наЕлись оне как трЕбно быть. Францель говорит, што «нужно вЫйти из етова дОму теперь нам!» Выходят оне из етой кОмнаты во дворЕц, а во дворцЕ такая избА особенная есь. Францель говорит, што «давАйте зайдЁмте в эту избу, приотдохнЁмте маленько!» РосполОжились в етой избе спать.

4. Те уснУли, а Францель не спит. Не черезо много врЕмё при­летают в этот дом три девИцы. ДежУрной девицам говорит, што «у нас в доме севОдни похИтка: явились к нам три молодца; из их из троих один был очень красИвой». Девицы сказали: «Где же оне те­перь?» — «А оне вон в той избе спят». Девицы: «ПодИ, дежУрной, ведИ их всех сюдЫ: мы спросим, какие люди». Дежурной приходит, Францель не спит. «Братцы, хозЯева вас трЕбуют на совет!» Розбудил Францель своих тавАришшов и пошли все трое к девИцам.

Приходят все трое, с имЯ поздорОвались. ДевИцы спрашивают: «Откуль вы, молодцЫ, явились сюдЫ?» Францель об себе обсказыват: «Я был у руськова hосударя, получал 12 раз в год из б F нка сколь мне угодно взять будет денег — за свою красоту; захотелось мне по белому свету походИть и натакАлся теперь на ваш дом вот я!» Также и эте молодцЫ сказали: «Он нас пригласил, мы пришли в ваш дом все трОе».

5. ДевИцы сказали: «Вы зовИте нас женАми, а мы вас будем звать мужьЯми; с нами вместе спать, а худЫх речей не выражАть! худые речи хто вЫразит, тогда мы вас не будем здесь держать, вЫгоним отсЮдова!» То оне согласИлись; с тем и зАписи сделали. ПОжили оне три года. Через три года сЯли завтрикать, а один из их и говорит: «Сёдни моя жена прибудет по вЕчеру, я с ей блуд сотворЮ». Францель на то сказал: «Брат, коhда выразил худЫе речи, сам и отвечай за ето!»

Тогда у их молЕнье не пошло в дело. (Оне на молЕнье улетАли, Ихи жОны). ПрибЫли оне домой. Францелева женА отвечала: «МИлой ты мой муж Францель, скажИ ты мне: хто мог из вас худые речи вЫразить?» Францель сказал: «Вот етот брат мок вЫразить худые речи; а отвечать я за ево не бУду». Девицы сказали: «Теперь отправляйтесь, кудЫ знаите! теперь вас не нАдо нам!»

6. Францелю жена дала в гостИнцы кошелЁчик. А вторая жена сказала: «Ты мне не вЫразил худые речи, так я тебе дам кафтАнчик». А третья сказАла: «Ты мне худЫе речи вЫразил, — я тебе ничевО не дам, никакова гостИнца!» (А гостинцы Ихи дорогие!). То оне распро­стИлись с имЯ, отпрАвились. Только вышли на дворЕц, а большая сестра из их и говорит; «Што же, сестра, хотЯ он вЫразил худые речи, всё-таки с тобой не сделал ничево; подарИ своёва мужа!» То вЫскочила она на дворЕц, скричЕла своёва мужа: «Вот тебе, муж, получИ от меня трось! не осердИсь, што я тебе спервА не подарИла!»

7. Тогда оне шли все трОе дорОгой. Захотелось Францелю свой кошелЁк узнать: к чему этот кошелЁк? Францель приотстал немнОго, развязАл кошелёк, тряхнУл ево, и повалИлось сЕребро. Францель клал в кошелЁк и собрАть не мОжет, остАвил и серебро тут, отпрАвился товАришшов нагонЯть. ДогОнит, идёт, и захотелось ему узнать (был вЫдумшик), у товАришша штО за кафтАнчик здействует? «Тавариш, дА-ко мне своЁва кафтАнчику, я што-то приозЯб». Францель надел этот кафтАнчик, брАтьи не стали ево и видать в етом кафтАнчике (кафтан­чик-невидИмка). Францеля стали кричЕть и глядЕть, а Францель идёт среди их и улыбАтца, што не видят в им, в этом кафтАне. (Вот воровАть мОжно ходИть!). Францель скоро кафтан снимАл, тожнО они ево увидели. «Ах, мы думали, што ты кудЫ от нас ушОл!» ПередАл он кафтанчик брАту.

Захотелось у другова брата трось попросить. «ДА-ко мне бадажОчка, што-то я приустАл, поупрУсь!» То он приотстал от их немнОго, тросью махнул в стОрону — вЫшол полк солдатов, в другУю стОрону махнУл — вЫшол другой полк солдатов; махнул он трОсью кверху, никовО не стало, трось однА в руках у ево! «Ну, штУка хороша!» — говорит.

8. То он передал тОлько тавАришшу, едет трАктом ямшЫк. Францель сказал: «БрАтцы, вы идИте этим трАктом, а я доеду до гОроду, вас дождусь!» ЯмшЫк сверстАлся, Францель и говорит: «ЯмшЫк, везИ меня по путё до гОроду, я тебе заплачУ за прогОны!» То ямшЫк ево посадИл, привез в гОрод. ЯмшыкУ Францель сказал: «ШтО тебе — дЕнег алИ водкИ надо?» — «Мне подай вОдки!» ЗахОдит он в питЕйное заведение и говорит целовальнику: «Лей четверть!» Целовальник: «Подай деньги!» Он живо кошелёк свой развязАл, тряхнул, и навалИлась целая копнА сЕребра. Целовальник кричит: «ДовОльно, бУдет!» То целовальник нАлил четверть, денег сколь трЕбно быть взял: «А оставшИ мне не надо!» — сказал. Он кУчера скричЕл: «Бери четверть и вот сколь угодно денег бери тут оставшИ!» (тут осталось).

9. Идёт после этова Францель гОродом; доходит до эдакова дому: дом оцЕнивают. Приезжают к етому дому ценить три раз; выезжает третий раз ценить сам hосударь. Царь с Францелем поздоровался, а Францель царя спрашивал: «Што такое ето у вас?» Царь: «Вот третей раз выехали дом оцЕнивать, а оценИть ево не можем, штО он стОит». А Францель: «Ешли што вы желАйте, оценИте, я заплачУ; я желАю скупИть ево». — «НавалИ до нИжних окон вокруг етова дому сЕребра, тоhда дом будет твой и всё, штО в нем есь, всё будет твоЁ!» Францель был на то соглАстен. Сказал: «Мне подАйте лесьницу на крышу залЕзти!» То Францель залезАл на крышу, развязывал кошелЁк, тряхнул — и с одновО бОку навалИл; с другова захОдит. Навалил Францель со всех четырех сторОн, повалИлось сЕребро в Окны. Царь кричит, што «довОльно, Францель, будет!» То Францель приказАл: «Деньги эте уби­райте, дом мой теперь!» Царь дивился етому делу, hде он столь сЕребра мог взять?

10. Францель приказАл кучеру запрекчи карету: «Поезжайте трактом! попадут вам два молодцА трактом, вы везите их сюды!» Очень кучер скоро карЕту запрягАл; выезжАет зА город: сидЯт два молодцЯ на трак­тОвой дорОге; подъежжАет к имЯ. То подъежжАт кучер к молодцАми

и говорит, што «вы ФрАнцелевы братцы или нет?» Сказали эти мо­лодцЫ: «Францель нам брат!» — «Садитесь в ету повОзку; он дом скупИл, велИт вам ехать». Приезжают в этот дом. «Вот, брАтцы, живИте со мной вместе! вот я вам препоручАю дом, будьте вы етому дому хозЯева!»

11. ПодхОдит день воскрЁсной. Францель запрёт карЕту, поехали в манастЫрь Боhу молИцца. Францель стал перед цАрские двери, где царь станОвицца. Царь приезжает в етот же манастырь со саоЕй дочерью. Царь становицца возле Францеля по прАвую руку, а дочь по лЕву; Францеля взяли ф серЁдки. Царская дочь сколько ли Богу не молИлась, сколь на Францеля смотрЕла. Подходит обедня. Выходят оне из-за обЕдни, царская дочь Францеля остановИла, сказала: «Францель, приедь ты в мой сад, я сЁдни с тобой блуд сотворю». Францель не отказался; «Вот я чаю напьЮсь, прибУду!» Тогда чаю напИлся, лёг, немнОжко отдохнУл, пошол; сказал брАтьями, што «я севодни схожу в гОсти куды-небудь!»

12. Приходит в царской сад; она в садУ сидела, забавлЯлась чАем, царская дочь. Францель поздоровался с ей, сял с ей рядом в стуло. Начинает она ево пОтчивать. Девица: «Францель, где же ты мог взять столь сЕребра — крук дОму навалИл?» На то он ей сказал: «Есь у меня кошелЁк-самотрЯшка». — «Ну-ко, Францель, покажИ, я погляжУ, какой у тебя кошелЁк?» То Францель подаЁт царской дочери. Царена взялА кошелЁк и говорит солдатам: «ВозьмИте Францеля, избейте ево до тей стЕпени, сведИте в мой нужник, я на ево буду ...... и ......!» То Францеля солдаты до тей степенИ добИли, што он уж и не шевелИцца; тогда взЯли пОд руки, свели ево в нужник и зАперли. Не даЮт ему не пить, не ись, и он той жо парАшой и пропИтывацца.

ВЫбрался он ношнЫм бытОм из нУжнику; нАбрал парАши, заслепил дежУрному глазА, а в то врЕмё мог домой убежАть. Приходит домой, оммЫлся как следует, лёг спать.

13. Воскресной день подхОдит, он приказал кУчеру запрекчИ ло­шадь — опять в манастырь Боhу молИцца. Стал перед цАрские двери, hде царь стаёт. Царь приезжАет, стаёт по прАву руку, а царская дочь по лЕвую. Сколько она Богу не молилась, на ево смотрела, улыбАлась (подсмехАлась над им). От обедни выходит, и царская дочь за им идёт; вЫшла из БОжьева храма и говорит: «Францель, погоди! И вы на то не посердИтесь, што я посмеялась, сёдни вЫйдите в сад, я с тобой блуд сотворЮ». Францель сказал, што «чаю понапьЮсь, приеду». Чаю понапИлся, поотдохнУл, брату и говорит: «Дай мне севОдни кафтанчику своёва (невидимку), я схожу в гости к им!» Брат сказал, што «он висит в кОмнате, возьми myn Ай!» Тогда он надЕл кафтАн, отправился к царской дОчери в сад.

14. Приходит к царской дочери, садицца рядом чАйничать. Царская дочь и говорит: «Што-то севодня Францеля долго нет, дождАцца не можем!» Царской дочери он и говорит: «Што ты, царская княгиня? я возле тебя сижу!» — «Как же я тебя, Францель, не вижу?» — «КафтАнчик-невидИмка на мне: затем ты меня и не видишь!» — «Ну-ко, Францель, сними с себя, тогдА я погляжУ!» То Францель снял с себя кафтАн. «ДА-ко, Францель, я подержу, штО за кафтАнчик?» ПОдал ой царской дочери. До тей стЕпени она велела ево избить, тогда сташшЫть в нУжник и поставить два сторожа. Тоhда Францеля до тей степени избИли, пОд руки увели, зАперли в нУжник. (С хорОшой-то жисти!). Францель через неделю уж до тей степени добился, што ево не стали уж шИпко и караулить: думали — кОнчился. Францель вЫбился из нУжнику, нАбрал парАши, заслепил дежУрным глаза, тогда мог убежАть опять домой.

15. Приходит домой, вымылся как следует, напИлся, наелся, лёг на Отдых спать. ПоутрУ брАтьи ево спрашивают: «Што ты, Францель, hде-то долго жил? мы уж потерЯли тебя!» — «УгошшАлся; доживешь дО ночи, так и ночУешь: знаешь, што у меня дОма есь комУ!»

16. До воскресЕнья доживАет, запрёг карету, опять в манастырь Боhу молИцца. Стаёт пред царские двери. Царь с дочерью приезжает, царь становицца по правую руку, а царская дочь по левую, Францель стоит в серЁдках. Царская дочь сколь Боhу не молилась, всё на нево смотрела и усмехАлась. Обедня отхОдит, она за им опять выходит. «Францель, на то не осердИсь, што я малЕнько посмеЯлась! сёдни непременно прибудь, я блуд сотворЮ с тобой». Францель не отказался: «Чаю понапьЮсь, прибУду!» Приезжает домой, чаю понапИлся, немнОжко отдохнул, брату и говорит: «БрАтчик, дай мне трОсти, я севОдни пО городу погуляю!» Брат дозволил ему трось взять.

17. Приходит он к царскому саду; махнул в стОрону, вЫшол полк солдатов. Тоhда приходит царская дочь. ПоздорОвался, сял; она и го­ворит: «Францель, у тебя севодни чево-то сторожА свои постАвлены, — 'де же ты мог своё войско взять?» — «Это у меня вот бадажОк действует: если я махну ешо в сторону, ешо полк выйдет; махну кверху, ничевО не будет!» То царская дочь говорит: «ДА-ко я, Францель, подержу, штО у тебя за бадажОчик Царская дочь взялА костЫль, махнула им кверъху, неково слуг этих не стало. То приказАла она своими слУгами вовсе ево убить, снестИ в оврАг, брОсить ево.

18. То не черезо много времё привилась к ево голове дрЕва, вЫ­росла. На этой дрЕве разные Ягоды очудились. ОчУствовался Францель и глядит: на ним дрЕво. «Неужели я много годов лежУ? на мне уж выросло древо!» То он мог достать нижнюю ягоду; съел эту ягоду и сделался таким худым молодцОм — полЕзли у ево рогА и горбА, и хвос вырос, вроде подобие дьявола. Тоhда он достАл другова сорту Ягоду и такой ли зделался молодец: здрел бы глядЕл, с очей не спушшАл, ешо лучше старова. (Это назвАная женА евО уж пожалела). Тоhда Францель нАбрал двух сортов этих ягод, приходит домой.

19. ПонапИлся, понаелся, отдохнул; пошол на рынок, взял окладнУю себе бОроду старИчью. Тоhда он собрАлся вроде старика, в такую одЕжду, приходит в царской во дворец. Приходит и говорит: «Я принЁс морских ягод, не угОдно ли скупить?» ДолОжили царской дОчере слу­жанки, што «пришол старик, принёс морских ягод; не угОдно ли, цар­ская дочь, скупить?» Служанке приказала царская дочь: «Пушай он дас ягоду однУ тебе попрОбовать: я погляжУ, штО из тебя выйдет». И дал он хорОшую ягоду; девИца съела — здрел бы глядел и с очЕй не спушшАл, очень сделалась хорошА. Тоhда сказала: «Што, старик, твои ягоды стОят?» — «Ягоды стОят мои — сто рублей ягода». То она скупила одну ягоду зА сто рублей. «Коhда самовАрчик постАвят, чай пить буду и съем».

20. Тоhда Францель отправился из дворца домой. Бороду снимает приходит. Тогда она чаю поспешила, съела Ягоду, — полезли из ее рогА и горбА и хвос — подобие дьЯволу. Закричела она дохтурОв; дохтурА приезжАют, рогА спиливАют и лечить 'сякие лекАрства даЮт, а ничё не могут подЕлать: рогА и горбА ростут. Тоhда сколько бы не бились дохтурА попустИлись, не стали её и лечить. И она завешшанье дала то: «Хто бы меня мог излечить, за тово бы и зАмуж пошла». Дали знать по всему городу. То Францель надеват на себя окладную бОроду приходит в царской во дворец. Приходит к ей на лицо: «Што, царская княгиня, какое у тебя завешшанье, если хто тебя излечИт?» То старик: «Я могу, — говорит, — тебя вылечить по-стАрому, такжо ишО будешь лучше и стАрова». — «Если, дедушко, хоть и вОвсе ты старик, вЫлечи меня, и за тебя пойду зАмуж!» — «ПодпишИсь!» Тоhда она подписалась, што «если старик меня вЫлечит, так за евО я и зАмуж пойду».

21. То Францель приказал лакеЮ затопИть бАню. ИстопИли баню. «НесИте её в баню! я буду в бАне лечИть её». Тоhда Францель приходит в баню, и её принОсят. Францель всех из бАни вЫжил, один с ей остался. Тоhда он брал плеть, стал царскую дочь жарить; стегАл и приговаривал: «Будешь ли ты на Францеля ...... и ......? не будешь ли над им надсмехАцца?.. Царская княгиня, приташшЫ ты мне Францелев кошелЁчик, тоhда я тебя сейчас вЫлечу!» То она закричела: «Слуга, ташшЫте — там в моей спальне под перИнами — кошелёчик!» То кошелечик получил он, начАл её плетью опять жАрить: «Не будешь ли над Францелем смеяцца? не будешь ли на ево ...... и ......?» — «Не буду я усмехатцца над Францелем никоhда!» — «ПриташшЫ Францелев кафтАнчик, тожнО я тебя стану лечить!» То она приташшыла ему кафтанчик. Он в третий раз ешо иЁ плЕтью прожАрил (своё-то отплАчиват, как евО били). «ПриташшЫ ты мне костылёк, я оконча­тельно тебя вЫлечу теперь!» ПриташшЫли ему костЫль.

22. Он подавАл ей хорошова сОрту ягоду. То она съела и сделалась красавица, ишО лучше старова. То он снимал с себя окладнУю бороду и сделался такой жо молодец, лучше прЕжнева. То она закричЕла: «На Францеля переодеть одежду хорошую!» Снарядился он как следует, явились оне тоhда в царские полАты с им (из бани). То сходили оне в Божий храм, повенчАлись с им; завелИ пир на весь мир (сватьбу). То он стал у царя во дворце находицца после этова, а братьи в доме жить.

 

 

 


...назад              далее...